Золото Серых Гор. Глава двенадцатая.

12. Золото Серых Гор.


“Демоны” напали около самых ворот. Никакими демонами они, конечно же, не были, а оказались странной, незнакомой Дагласу, разновидностью гоблинов. Высокие – почти в человеческий рост – мохнатые, с крыльями, похожими на крылья летучей мыши.
Одного Даглас подстрелил прямо на подлёте, четверо взмыли вверх. Твари оказались на удивление шустрыми: из трёх выстрелов в цель попал только один. Двое уцелевших гоблинов спикировали вниз, на Арнольда, двое на Дагласа. Один ловким ударом хвоста выбил самострел из руки, другой сшиб с головы шляпу. Не пригнись он вовремя, смахнул бы голову - бил гоблин крепко.
Даглас опрокинулся на спину, одновременно выхватывая второй самострел. Выстрелил, перекатился, выстрелил ещё раз. Оба нападающих вновь свечкой ушли в небо. Одному, кажется, пуля попала в крыло, то есть, практически не навредила. Неподалёку, отбиваясь от двух других, насевших на него тварей, пыхал пламенем Арнольд. Те уворачивались от огня и колошматили его по голове и спине, но ничего поделать со стальным корпусом не могли.
Даглас, пользуясь передышкой, активировал глазной сенсор и перевёл его в режим прицеливания. Гоблины вновь спикировали вниз. На этот раз Даглас не стал тратить впустую пули: несколько раз перекатился, подобрался, и в длинном прыжке скрылся за перевёрнутой телегой. Хозяин её так спешил убраться отсюда, что бросил весь свой товар – бутыли с концентратами благовоний. Падая, Даглас зацепил их, и несколько бутылей разбились. Ядрёный запах казармы, смешанный с тяжёлым, приторно-удушливым запахом роз ошеломил его на мгновение.
“Бутыль с мускусом и розовый экстракт”, - подумал Даглас. – “Кто-то крупно попал на деньги”.
Когда он, отфыркавшись, перекатился на спину, первое, что он увидел – оскаленную пасть падающего на него гоблина. Даглас вскинул самострел, хоть и понимал, что выстрелить уже не успеет.
Арнольд прекратил бесполезные попытки попасть во врага слишком медлительным пламенем и, дождавшись, когда оба подлетят вплотную, задрал голову к небу и врубил сирену. Гулкий, низкий скрежещущий рёв прокатился над землёй. Оба нападавших рухнули на землю, после чего Арнольд с наслаждением их растоптал.
Рёв сирены и удар по обонянию заставили атакующего Дагласа гоблина шарахнуться, замахать крыльями, притормаживая, и мягкая серебряная пуля разнесла летуну череп.
Даглас поднялся, развернулся и уставился на розетку стволов собственного самострела, смотрящую ему прямо в грудь. Самострел держал в лапе сидящий на деревянном указателе, как курица на насесте, последний уцелевший гоблин. Даглас замер, ожидая выстрела, но стволы качнулись и ушли вправо. У гоблина, похоже, не хватало мозгов на то, чтобы понять, как работает эта штука.
Даглас присел и начал поднимать руки, приговаривая:
- Тихо-тихо-тихо…
Гоблин заколебался. Напасть? Убежать? Разобраться, как работает самострел?
Подобравшийся сбоку Арнольд полыхнул пламенем, оставив дилемму неразрешённой.
- Браво, браво! – раздался за спиной у Дагласа женский голос. Он резко обернулся и увидел парящую перед воротами крылатую вампиршу.
“Надо было всё же купить этот АПС у Чарли”, - подумал он. – “Он бы мне сейчас, пожалуй, пригодился”.
- Привет, Маклауд, - сказала вампирша, перестав аплодировать.
- Привет. Извини, не знаю, как тебя зовут.
- А это и не важно, Маклауд. Зато я знаю тебя. И ты мне, заметь, никогда не нравился.
- Вот как! – удивился Даглас. – И за что же?
- А за то, что ты - выскочка с порченой кровью, - мило улыбнулась вампирша. – И ещё за то, козёл и хам, что ты соблазнил мою сестру и бросил её с ребёнком на руках.
- Извини, что-то не припомню такого.
- Ну где уж тебе. Тебе же никогда не было дела ни до кого, кроме себя!
- И как это прикажете понимать? Что это, семейная драма? Или дела Лиги за Чистоту Крови?
- Будем считать – и то, и другое, - любезно ответила вампирша. – Но семейное, конечно же, перевешивает. Так что – умри.
Она небрежно тряхнула ладошкой, и Дагласа сбило с ног мощным порывом ледяного ветра. Арнольд взбрыкнул, вставая на дыбы, вампирша тряхнула другой ладонью, и он замер, погружённый в полупрозрачную сферу стазиса.
“Так она ещё и стихийный маг”, - думал Даглас, стремительно откатываясь под прикрытие телеги. - ”Готовые заклинания она повесила на руки. И теперь ей придётся тратить время на их чтение. Попробуем…”.
Он резко выпрямился и послал, одну за другой, три пули вампирше в грудь. Всё вокруг заволокло клубами порохового дыма. Очередной ледяной вихрь развеял их.
- Сожалею, Маклауд, - мило улыбнулась вампирша. – У меня иммунитет к серебру. У меня много очень хороших иммунитетов. И поэтому всегда находятся желающие предложить мне  много хорошей и приятной работы. Как, например… Сейчас!
Приличного размера сосулька просвистела над тем местом, на котором Даглас стоял секунду назад. Он бросился бежать, огибая вампиршу по широкому полукругу. Арнольд по-прежнему стоял на дыбах в стазисе. Вампирша снисходительно наблюдала.
“Проклятье”, - думал Даглас. – “Нужно было всё-таки купить у Чарли этот АПС”.
Вампирша послала ещё одну ледяную сосульку на перехват, но промахнулась, приземлилась и топнула ножкой.
- Ладно, Маклауд, поговорим по-нашему. По-вампирски.
Вампирша открыла напомаженный ротик, присела, резко выпрямилась и испустила пронзительный визг.
Даглас, теряя сознание, схватился за голову: сенсоры ушных имплантов зашкаливали. Сфера стазиса наконец-то лопнула, и Арнольд дохнул на вампиршу пламенем. Теперь пришёл её черёд поуворачиваться и попрыгать.
- Мы, наверное, выглядим кучкой идиотов со стороны, - проворчал Арнольд, тщетно силясь попасть в юркую противницу.
Даглас тем временем кое-как очухался и бросился на вампиршу, понимая, что проигрывает в схватке на дистанции. В ушах по-прежнему стоял пронзительный писк. Два метательных ножа просвистели в сторону вампирши – Даглас целил в глаза – но та с ловкостью увернулась, успев выколдовать фаерболл. Фаерболл, однако, в спешке, получился неважным – пролетел пару ярдов и упал, шипя, словно масло на сковороде.
Пульсирующий писк всё никак не прекращался, и Даглас наконец понял, что пищит уже не у него в ушах. Писк доносился с пояса: недавно купленный им амулет от забывчивости напоминал, что пришла пора сделать укол антидота. Даглас потянулся к шприцу.
Вампирша, поняв, что сразу с двумя противниками ей не справиться, расправила крылья и собралась взлетать.
Даглас, сжимая бронзовый шприц в руке, прыгнул вперёд в отчаянной попытке дотянуться.
Арнольд прекратил безуспешные попытки поджарить вампиршу и замер. Внутри него что-то зажужжало и защёлкало.
Вампирша медленно расправляла крылья, приседая, чтобы подпрыгнуть.
Даглас медленно летел навстречу ей, вытянув левую руку вперёд.
Щёлканье внутри Арнольда замедлилось и стало звучать ниже.
“Она наколдовала замедление времени”, - подумал Даглас, занося правую руку для удара.
И тут время вернулось к своему естественному бегу. Игла шприца вонзилась взлетающей вампирше в лодыжку, та взвизгнула и взмыла в небо, с пронзительным воем уносясь в сторону города.
- Аллергия на ирониум, - сказал Даглас, поднимаясь с земли и отряхивая шляпу. – Довольно редкое явление среди вампиров. Но бывают и исключения.
- Она умрёт? – поинтересовался Арнольд, проверяя, как работают после стазиса ноги.
- Увы, нет. Но суток двое-трое будет чувствовать себя весьма неважно.
- Кажется, пришло время тебе ввести антидот?
- Воистину, очень своевременное напоминание.
Даглас поднял с земли шприц.
- Проклятье! Иголка погнулась.
- Ничего, сделай пока такой. Потом сходим на рынок. Уверен, в этом городе шприцов продаётся навалом. И, кстати, ополоснись хотя бы в городском рве. Воняет от тебя нестерпимо.

Паника в городе уже улеглась, и теперь повсюду царило оживлённое возбуждение.
- А вы видели? Сотни их было, сотни!
- А вы слышали? Это вампиры были! Две дюжины людей в клочья порвали!
- Демоны это были! Демоны!
Даглас поморщился.
- А вы знаете, - шепнул продавец, заворачивая купленный Дагласом шприц. – Вампиры-то девиц сюда похищать прилетали. Теперь, не иначе, кровь из них пить станут. И чародейство злое учинять.
- Что ещё за девицы? – изобразил любопытства Даглас, расплачиваясь.
- Так вы ещё не слышали? Вампириха одна, из тех, что на город напали, у артистов заезжих товарку умыкнула. Теперь, небось, пьёт кровушку из бедняжки.
- У артистов, говоришь?
- Так вы на площадь центральную загляните. Там всё это и приключилось.
- О, боги, Арни, - простонал Даглас, отъезжая от лавки. – Только не опять!
Вокруг шатра артистов собралась целая толпа. Усатый сержант с двумя стражниками тщетно пытались разогнать её. Арвин лежала на заботливо подстеленном кем-то плаще, судя по всему, без сознания. Похожий на брауни толстячок пытался привести её в чувство, брызгая в лицо водой. Рядом околачивался непонятно что забывший здесь громила-послушник Деклан.
- Не толпись! Разойдись! – орал сержант. – Кому сказал? Алан, я кого за лекарем посылал, а? Не видишь, девице плохо?
- Так я привёл, - оправдывался тот. – Вот. Преподобный Деклан из Посвящённых, стало быть.
- Преподобный Деклан? – сержант с сомнением глянул на широкие плечи и здоровенные ладони парня. Тот слегка смутился.
- Я пока ещё послушник, но в лечении толк знаю, - сказал он, доставая из висящей на плече холщовой сумки флакон с мутно-зелёной жидкостью. – Не волнуйтесь, это просто обморок.
Он открыл флакон и поднёс его к лицу девушки. Та вздрогнула, открыла глаза и закашлялась.
- Ну вот, всё живы-здоровы! – крикнул сержант. – Расходитесь, не толпитесь! У вас что, дел своих нет?
Убедившись, что глазеть стало действительно не на что, толпа начала стремительно рассасываться.
- А вам тут чего, господин хороший? – обратился сержант к подъехавшему и спешивающемуся Дагласу. – Сказано же…
- Погодите! – Арвин проворно вскочила и подбежала к нему. – Господин Маклауд, это же вы, да?
- Допустим, - проворчал Даглас.
- Выслушайте меня, прошу вас!
Слегка растрёпанная, порозовевшая, Арвин была необыкновенно хороша. Даже, кажется, красивее Арлин.
- Всё в порядке, господин сержант, - добавил, подходя к ним, высокий тощий мужчина в чёрном. – Меня зовут Эханн, я – старший этой труппы. Руководитель, так сказать.
Несколько серебряных монет перекочевали из руки Эханна в кошель сержанта.
- Мы знаем этого господина.
Стражник откашлялся.
- Что ж, раз у вас всё в порядке, мы пойдём. Вот же напасть какая! Давненько у нас такого переполоха не случалось. С тех самых пор, когда какой-то недоумок привёз в город оборотня, а тот возьми, да сбеги. Шуму было не меньше. За мной, парни!
- Господин Маклауд, - обратился долговязый к Дагласу, когда стражники ушли. – Вы оказались здесь очень вовремя. Мы много о вас наслышаны…
- Господин Маклауд! – прервала его Арвин. - Селина…
- Её похитили, - закончил за неё Даглас. – Я не ошибся?
- Она так много о вас рассказывала! Спасите её, пожалуйста!
- Мы заплатим, - добавил Эханн. – Мы знаем, что ваши услуги стоят дорого. У нас есть марка…
- Пожалуйста, господин Маклауд! Пожалуйста! – Арвин кажется была готова расплакаться. – Я была там с Селиной, когда демон схватил её. Я боюсь за неё!
Она всё же расплакалась и стала определённо прекраснее Арлин.
- Хорошо, - вздохнул Даглас. – Только уговор: вы всё мне про неё расскажете. Прямо сейчас.

Расположились, по настоянию Дагласа, возле шатра. Артисты предлагали собраться внутри, но Даглас хотел, чтобы и Арнольд всё слышал, продолжая прикидываться обычным механическим конём. Расселись на предназначенном для выступлений подиуме: Даглас, Арвин и Эханн.
- Мы подобрали Селину в небольшой рощице неподалёку от Дун Эйтейна, - начал Эханн. – Года так три назад. Девушка бродила меж деревьев и выглядела совсем потерянной.
- В нескольких милях от этого места мы проезжали сожжённую деревню, - добавила Арвин, обрабатывающая ссадины и порезы, полученные Дагласом в бою у городских ворот. Он, конечно, мог управиться и сам, но… В общем, он решил не отказываться, когда девушка предложила ему свою помощь.
- Мы решили, что она убежала, когда на деревню напали.
- Кто напал? – прервал Даглас.
- А мы откуда же знаем? – пожал плечами Эханн. – Времена нынче неспокойные. Разбойники, наверное. Мало ли на свете лиходеев?
- Эй, бедняжке, многое, должно быть, пришлось пережить, - Арвин закончила бинтовать предплечье Дагласа. – Пугалась всего. Нас, вот, испугалась.
- Арвин поговорила с ней издалека, - продолжил Эханн. – Та, вроде, немного успокоилась. Позволила ей подойти и поговорить с ней. Да только вот толку вышло немного.
- Дай угадаю, - сказал Даглас. – Она ничего не помнила?
- В самую точку попали, господин Маклауд. Только вот имя своё назвала. Как догадались?
- Догадался, и ладно. А дальше что?
- Ну, мы и решили её приютить. Куда ей, бедолаге, деваться-то? Сироту всяк обидеть норовит. Так и стала ездить с нами. Оказалось, что поёт она – заслушаться можно. Да и танцует – просто заглядение. С Арвин вот сдружилась.
- Но ничего о своём прошлом так и не вспомнила?
- Так мы и не спрашивали. А сама она не рассказывала.
- А около года назад, когда мы выступали в столице, - добавила Арвин. – Ей один господин предложил работать у него. Богатый такой, важный. Деньги большие предлагал. Она и согласилась.
- И с тех пор вы больше не виделись?
- Нет, не виделись, - грустно сказала Арвин.
- Видать, не впрок ей пошла столичная работёнка-то! – добавил хмуро Эханн. – А я же говорил!
- Да ты просто не хотел отпускать хорошую певицу, - отрезала Арвин. – Хотя, я и сама хороша. Думала, ей там лучше будет, а оно вот как вышло…
- Арвин, Селина что-нибудь рассказывала тебе сегодня о том, что с ней на этот раз случилось? – спросил, немного помолчав, Даглас. – Это может быть очень важно.
- Ничего. Только как вы спасли её от разбойников. Она, по-моему, плохо помнила, что с ней случилось. Она вообще не очень любила о себе рассказывать. Но вы же найдёте её, правда? Найдёте и спасёте, правда? О вас столько всего рассказывают!
- Прямо сейчас и отправлюсь, - заверил девушку Даглас, любуюсь её пышными каштановыми волосами. – Где вас потом можно будет отыскать?
- Нас давно уже звал к себе один столичный эрл, - сказал Эханн. – Так что мы отправляемся в Дун Эйдейн. Там, наверное, и пробудем до Праздника Урожая.
- Отлично. Там и встретимся.
- Мы будем ждать вас, господин Маклауд! – добавила Арвин, слегка покраснев. – Очень ждать!

- У этой девицы потрясающая склонность к амнезии, - заметил Арнольд, когда они отъехали достаточно далеко от шатра артистов.
- Угу. И к похищениям.
- Но всё не так плохо. История про богатого и важного господина мне весьма понравилась.
- Мне тоже. Стало быть, есть надежда, что мы, если уж не заработаем на этой истории, то хотя бы компенсируем расходы.
- Гляди-ка, этот громила-друид ошивается у городских ворот. Кажется, нас-то он и дожидается.
- Что же, если это и так, значит ждал он напрасно. Визит к друидам отменяется.
- Тем не менее, он, судя по всему, направляется именно к нам.
Здоровяк-послушник действительно встрепенулся, как только увидел Дагласа, и зашагал навстречу.
- Доброго дня, - сказал он.
И тут же покраснел.
- То есть, я извиняюсь, день не очень добрый получился…
- Именно что не очень, - согласился Даглас. – Извини, но посещение друидов не входит, по, надеюсь, вполне понятным причинам, в наши планы.
- Да-да, конечно, - ещё больше смутился парень. – Но у меня к тебе послание…
- Интересно. Итак?
- Наставник велел передать, что “золото ваше в горах серых искать следует“.
- Чего? – ошарашено спросил Даглас. – В Бьяунтан Лиа? Но даже ребёнку известно, что в Бьяунтан Лиа золота нет!
Деклан пожал плечами.
- Наставник всегда говорит загадками. Очень уж мудрёными. Иногда у меня от этого начинает болеть голова.
Пу высунулся у него из-за пазухи и что-то возмущённо пропищал.
- А, по-моему, задачка – проще не бывает, - неожиданно подал голос Арнольд, заставив, невозмутимого прежде, послушника подпрыгнуть от неожиданности.
- Я такие ещё в квадриуме как орешки щёлкал.
Услышав, что механический конь Маклауда посещал квадриум, парень совсем растерялся, открыл рот, да так и забыл закрыть его. Даглас поморщился.
- Говори, Арни, раз уж так невтерпёж.
- В Бьяунтан Лиа нужно искать Принцессу. Это же так очевидно!
- Хм, а ты, пожалуй, прав. Значит, едем в Бьяунтан Лиа. По дороге расспросим местных, наверняка кто-то видел, куда полетела эта тварь, - констатировал Даглас.
И добавил, обращаясь к парню:
- Рот-то закрой.
- Вообще-то в расспросах нет нужды, - сказал Арнольд. – Видя, что вампирша, несущая принцессу, сбегает, я выстрелил в неё маркером. Это такая крохотная иголочка с магическим маячком. Теперь мы можем запросто её отыскать.
- Магический маячок? Откуда? Я не припомню, чтобы покупал что-то такое.
- Незадокументированные возможности. В описании этого не было. Стрельба маркерами входит в одну из функций штатного игломёта из базовой комплектации. Изначально к ней доступа не было, пришлось немного поколдовать над командным блоком.
- А почему бы не сказать об этом раньше?
- Я забыл, - признался Арнольд. – Точнее, не придал значения. Я просто решал логическую задачку, а не пытался что-то там разблокировать. Теперь вот выяснил, какую функцию я подключил. Маркер был, кстати, только один.
Дагласу не оставалось ничего, кроме как развести руками.
- Ладно. В горы, так в горы, - сказал он, забираясь в седло.
Деклан негромко кашлянул, привлекая к себе внимание.
- А можно… - парень снова густо покраснел. – А можно мне с вами?
- С нами?
- Понимаете… Девушка в беде, похищенная демоническими тварями…
- Точнее, вампиром, - заметил Арнольд. – Одним вампиром.
- Это неважно! Важно то, что она в беде, и я не могу просто сидеть, сложа руки. Я должен спасти её! – Деклан замялся. – Я обузой не буду. А у наставника я уже отпросился, он меня благословил.
- Что скажешь, Арни?
- Хм… Парень здоровый, сильный. В лекарстве, опять же, как он говорил, сведущий. Пусть идёт. К тому же они с Селиной составили бы замечательную пару.
- Ага… Что?
- Ничего. Эти ваши Бьяунтан Лиа находятся на юге?
- Ну да.
- Вот и сканер показывает направление на юг. Значит - отправляемся. Марш вперёд, труба зовёт.
- Арни, - укоризненно сказал Даглас.
- Ничего. Немного пафоса не помешает. Вперёд, навстречу приключениям, друзья!

Конец первой части.

Золото Серых Гор. Глава одиннадцатая.

11. Селина.

“Ещё недавно на месте Дун Сента стояла маленькая рыбацкая деревушка, каких на побережье великое множество. Местные наверняка называли её Клахан Исгер,* или как-то так, и жили своей обычной жизнью обитателей медвежьего угла. Рыба, сети, в лес по дрова, раз месяц – в ближайший крупный город на ярмарку – торговать и веселиться. И так из поколения в поколение.
Всё изменилось, когда в ближайшем лесу решили поселиться друиды. Местные жители поначалу  подняли шум по поводу того, что друиды запретили им рубить лес в своей роще. Теперь, чтобы нарубить дров, приходилось идти на добрую лигу дальше. Но недовольство быстро утихло, когда отовсюду в посёлок стали съезжаться паломники, а кто-то ловкий затеял строительство постоялых дворов для них. Большинство рыбаков были рады продать свои хибары и переехать в небольшие фактории, где и товар шёл лучше, и житьё было веселее. Да ещё и с приличной суммой денег в кошеле. Некоторые было заартачились, но вскоре видимо согласились, так как исчезли без следа и никто о них больше никогда не слышал. Наверное, в город решили податься.
Минуло лишь одно поколение, и Дун Сент превратился в довольно крупный город, не похожий на другие города побережья. Ориентированный только и только на пилигримов, представляющий собой, по сути, один большой постоялый двор с ярмаркой и развлечениями. Все местные жители (в основном из приезжих) либо обслуживали посетителей, либо впаривали им какие-нибудь, сомнительной ценности, сувениры. Плюс ещё отряд городской стражи – хозяин города подошёл к делу основательно. Тут не было никакого производства (пара убогих мастерских по изготовлению “сувениров” - не в счёт), обмена товарами и прочих атрибутов современных городов. Только отдых и, - если вдруг кому-то из паломников потребуются (а требуется многим), - развлечения.
Друидам же всё это было, похоже, безразлично. К паломникам они привыкли, а откуда те берутся, как они там живут, их не волновало совершенно. На то они и друиды“.
Дун Сент действительно походил на место, где никогда не заканчивается карнавал. Яркие экзотические костюмы приезжих из дальних мест, в большинстве своём полуэльфов, изредка перемежались серыми робами настоящих пилигримов. Отовсюду звучала весёлая музыка и крики зазывал. Пахло приправами, благовониями и большими деньгами.
- Как-то так я и представлял себе этих друидских пилигримов, - негромко сказал Арнольд. – Вот только твоих любимых публичных домов что-то не видно.
Спешившийся и идущий рядом с конём Даглас испепелил его взглядом.
- Пилигримов тут – кот наплакал, Арни. Большинство приезжих – кутилы и моты, для которых поездка к друидам – лишь благовидный повод попасть в Дун Сент.
- Что же тут такого особенного? В каждом городе есть свои развлечения.
- Если ты не в курсе, император запретил играть на деньги и делать денежные ставки на что бы то ни было, кроме официально заверенных пари. Здешний же, - заметь, даже не тан, эрл, - предоставляет такие услуги. Тайно, конечно. Но тем, кому надо, знают. Карточные игры, кулачные бои. Сейчас вот новая мода пошла – отлавливать в горах и чащах всяких экзотических тварей, вроде грифонов или одичавших волколаков, и стравливать их на арене с какими-нибудь известными бойцами. Зрители делают ставки. Очень дорогое удовольствие. И только для узкого круга посвящённых.
- Интересно. Значит, что куча народа, включая тебя, это знает, а император – ни сном, ни духом.
- Ну, во-первых, не такая уж и куча. Я, например, знаю, поскольку некогда мне предлагали там работу.
- Убивать чудовищ за деньги?
- Нет. Отлавливать волколаков. За деньги. Они думали, что, раз я наполовину оборотень, мне будет легко их отыскать. И, зная их повадки, скрутить и притащить на потеху толпе.
- И ты отказался?
- Видишь ли, Арни. Одичавший волколак - это оборотень, у которого звериная сущность взяла верх над человеческой, превратив его в кровожадное чудовище. И в большинстве случаев это необратимо. В большинстве. Не во всех.
- А во-вторых?
- Во-вторых, у хозяина этого бизнеса есть не только своя гвардия, она же стража, но и своя разведка, свои осведомители, свои люди при дворе. Наверняка он платит взятки тем, кто может донести императору. Или чем-то шантажирует. Скорее всего - и то, и другое. Арни! Мне всегда было начхать на политику и интриги! Давай сменим тему!
- Но публичные дома тут всё равно есть?
- Есть, успокойся. Целых два и оба тщательно, э-э… скрыты.
- Законспирированы? Хм, интересно.
- Хватит умничать уже. Чтобы попасть к друидам, нам надо зарегистрироваться у городской стражи и их представителя. Гляди-ка, а вот и он, - Даглас кивнул налево.
- Да уж, - согласился Арнольд. – Очень представительный представитель.
Перед ними стоял здоровенный, почти семи футов ростом, детина. Бицепсы его были толще, чем ляжки Дагласа, грудь могла поспорить шириной с грудью Арнольда, а в его плащ запросто можно было бы закутать с полдюжины таких миниатюрных созданий, как Принцесса.
- Я думал, что друиды выглядят несколько более… аскетично, - тихо продолжил Арнольд. – Только посмотри на этого громилу!
Парень выглядел бы устрашающе, если бы не мягкие, почти детские черты лица на котором, кажется, навеки застыло наивное выражение и доброжелательная улыбка.
- Да, свежий воздух и ягодно-грибная диета явно пошли ему на пользу, - согласился Даглас. – Скорее всего, это послушник. Или я совсем перестал разбираться в друидах.
- Рад приветствовать вас, друзья, - радушно сказал здоровяк. – Да осенит вас благодать Заветного Дуба. Меня зовут Деклан.
Из-за пазухи великана выбрался крошечный пушистый зверёк, проворно вскарабкался ему на плечо и тоненько пискнул, словно тоже приветствуя.
- Ой, Даглас! – запищала в свою очередь Принцесса. – Смотри, хомячок! Какой миленький!
- Пу – не хомячок, прекрасная леди, - улыбнулся Деклан. – Он лемминг.
- Лемминг? – переспросил Даглас. – А я слышал, что все лемминги давным-давно вымерли.
- Увы, ты почти прав, гость. К сожалению, у этих чудных созданий, как и у многих других магически созданных существ, - отрицательный инстинкт самосохранения. Некоторые маги такие безответственные…
Даглас припомнил, как стал однажды невольным свидетелем потрясающего зрелища: тысячи и тысячи пёстрых пушистых комочков, прыгающих с мрачной решимостью к краю высокого обрыва и падающих в него сплошным потоком. Но делиться своими воспоминаниями вслух при Принцессе не стал.
- Так что же привело вас сюда?
- Мы бы хотели обратиться к друидам из Мудрых, чтобы они силою своей помогли снять Проклятие Длинной Памяти с этой юной девицы.
Арнольд потихоньку прыснул.
- Что ж, вы правильно сделали, что обратились к нам, уважаемые. Вы уже прошли регистрацию у стражи?
- Ещё нет.
- Как только вы её пройдёте, вы можете сделать ваше небольшое добровольное пожертвование в кассе номер три, что у рынка. Я же, тем временем, доложу наставнику о вашей беде и позже разыщу вас, чтобы отвести к нему.
Громила поклонился, сложив лодочкой кисти рук, и исчез в пёстрой толпе.
- Небольшое добровольное пожертвование, - разглагольствовал Арнольд по дороге к донжону стражи. – Ловко придумано, а? С добровольных пожертвований налогов не берут. А твои друиды – башковитые ребята. Беру все свои слова о них обратно. А они точно не мошенники?
- Точно, не волнуйся. В этом плане у них безупречная репутация.
Стражник, носатый рыжий тип, носил цвета Кэмпбеллов, чем сразу не понравился Дагласу. Кто вообще любит этих чёртовых Кэмпбеллов?
- Имя? – просипел стражник.
- Даглас Маклауд из клана Маклаудов.
- Маклаудов, значит?
Даглас обратил внимание, что при записи стражник пользуется не пером и пергаментом, а самопишущей табличкой – недавним изобретением механистов. Дела в городе, судя по всему, шли отлично.
- Да. Маклаудов.
- Цель визита?
- Посещение рощи друидов.
Повисло молчание.
- Ну? – сказал, наконец, стражник.
- Что – ну?
- Дальше.
- Что – дальше?
- К друидам все едут. А дальше?
- А дальше мы уедем.
- Так вы что, серьёзно? Вы к друидам?
- Я, кажется, в самом начале это сказал, - сквозь зубы сказал Даглас.
Стражник пожал плечами, хлопнул по табличке, и та выдала из себя кусок пергамента с печатью.
- Держите. С вас два шиллинга.
- Что такое? Вы что, подняли пошлины? В прошлом году было по гроуту с человека.
- И сейчас по гроуту. Видать в прошлом году вы к нам не только к друидам приезжали.
- В прошлом году я вообще не к друидам приезжал!
- Вот и вышло по гроуту. А, коли к друидам, и всё – с тех пошлина шиллинг. Не я придумал, моё дело исполнять.
Даглас выругался, сунул пергамент за пазуху и развернул коня.

- Что?! – орал Даглас на всю городскую площадь. – Маклоад?! Я тебе покажу “маклоад”, дерьма ты кусок! Я тебе такого “отгружу”,** что мало не покажется!
- Даг, дружище, успокойся, - тихо уговаривал его давящийся от смеха Арнольд.
- Папаша твой был маклоад, деревенщина! И дед твой был маклоад! И сам ты – маклоад, каких свет не видывал, дубина!
- Успокойся, на нас уже обращают внимание.
А внимание на них очень даже обращали. Принцессе махала рукой та самая, похожая на Арлин, артисточка, которую Даглас видел в Струйлэ. Рядом собирали реквизит её коллеги.
- Селина! – кричала она. – Привет, Селина!
- Арвин! – неожиданно встрепенулась Принцесса.
- Даже имя похоже, - подумал по инерции Даглас, прежде чем встрепенуться.
- Арвин! – Принцесса ловко выскользнула из седла и кинулась навстречу девушке.
- Кажется к друидам нам уже не нужно, - отметил Арнольд.
Даглас тоже спешился и подошёл к труппе. Арвен и, как выяснилось, Селина, держась за руки, о чём-то весело щебетали.
- Вы уж извините её, господин хороший, - сказал, обращаясь к Дагласу, один из артистов – невысокий толстячок с носом-картошкой, немного похожий на брауни. Голос у него был низкий и хрипловатый.
- Мы Селину совсем ещё девочкой помним. Вместе всю страну несколько раз исколесили, пока она работала с нами.
- Прин… Селина работала с вами?
- Ну да. Пела у нас и плясала. Потом повезло ей – в столице смогла пристроиться. Но мы ей, почитай, как семья.
- Селина - певица и плясунья, - сказал Даглас бесцветным голосом, и приложил ладонь к лицу.
- Селина – певица и плясунья. Арни, ты прав. Я – идиот.
- Не волнуйся, я тоже.
- Мне теперь перед таном Струйлэ как-то оправдываться нужно. И, да. Сколько денег мы с тобой на это дело потратили?
- Даже не хочется считать.
Девушки тем временем подбежали к Дагласу.
- Эй, парень! – крикнула Арвен. – Селина нам тут такое о тебе рассказывала! Представляешь, она тут всё вспомнила!
- Рад, что она всё вспомнила, - угрюмо сказал Даглас. – Кстати, меня зовут не “эй, парень”, а Даг.
- Дак?*** – фыркнула Селина. – Это что, твоё прозвище? Какое смешное!
Даглас рассверипел.
- Что не так с этим местом? Сперва “маклоад”, теперь вот “дак”! Дорогуша, меня зовут Даглас Маклауд из клана Маклаудов. Заруби это на своём прекрасном носике!
- Сейчас же прекрати на меня кричать! – вскинулась девушка. – Если я оказалась не принцесса, значит можно на меня орать? Да?
Даглас повернулся к Арнольду.
- Идём, Арни!
- Даглас, ты чего? Что значит “идём”? А как же Прин… Селина?
- А что Селина? Нам что, кто-нибудь заплатит за её спасение?
- Эй, ребята! – обратился он к бродячим артистам. – Может быть, вы заплатите нам за спасение вашей подружки, а? Фунтов пять-шесть? Нет? Я так и думал.
- А вот оно как? – взвизгнула Селина. – Значит, ты спасал одинокую, попавшую в беду девушку исключительно ради денег? А если бы знал, что она бедна, то равнодушно прошёл бы мимо?
Она чуть не задохнулась от негодования.
- Знаешь что, Даглас Маклауд из клана Маклаудов? Ты… Ты…
Селина закрыла лицо руками и опрометью бросилась вниз по улице.
Арвин покачала головой и поспешила вслед за подругой. Другие артисты, пряча глаза, отошли к сцене и занялись своими делами.
- Даг, - начал было Арнольд.
- Что “Даг”? Утёнок Даг! Даглас Маккряк! Очень смешно!
- Возможно, не стоило оставлять девушку одну?
- А она и не одна. Она со своими друзьями-комедиантами. Отличная компания для шуточек! Хороши же мы с тобой, Арни! Похищенная принцесса! Чары некроманта! Шайка бродяг, похитившая смазливую актрисульку для утех какого-нибудь прыщавого отпрыска вшивого купчишки. Или типа того. Идём.
- Куда?
- Я видел корчму неподалёку от городских ворот. Возьму пинту-другую местного дрянного вина и как следует напьюсь. Иначе я не ручаюсь за себя. После такого количества оскорблений и разочарований, меня так и тянет дать кому-нибудь в морду.

Даглас сидел на вершине невысокого холма неподалёку от городских ворот. Смотрел в сторону возвышающихся на горизонте гор и прихлёбывал вино из большой глиняной бутыли. Две таких же, но уже пустых, валялись у него под ногами.
- Может, следовало разобраться с этим делом получше? – сказал Арнольд. – Что-то не всё в нём складно.
- Арни, Арни. Я что, похож на рыцаря в сияющих доспехах, а ты на прекрасного белого скакуна? Мои самострелы похожи на блистающий волшебный меч? Арни, мы не в сказке про похищенную принцессу и спасающего её благородного рыцаря. Девчонке повезло, что мы на неё натолкнулись, вот и всё. Она снова в кругу друзей, мы подсчитываем убытки и планируем следующий поход за Завесу.
- Ты в неё влюбился, признайся.
- Спаси меня боги! – громко с чувством ответил Даглас. – Видел я артисточек, хватит их с меня. Хуже них только магички!
- Так у тебя и с магичками было?
- Арни! Не уподобляй себя Орлоку с его бесконечными “юными девицами”.
- Кстати, я бы охотно пообщался с драконом.
- С чего это так? Раньше ты же не захотел идти в гробницу.
- Я не хотел встречаться с Бучем. А вот дракон – другое дело.
- Темнишь ты что-то, Арни.
- Тогда мы были заняты делом, дракон мог и подождать. Теперь у нас никаких дел нет, так что я хотел бы с ним поговорить. Драконы – древняя раса. Уверен, нам нашлось бы что вместе вспомнить.
- Ладно. Потом заглянем в Струйлэ. Я решу проблему с Лесли – ох, даже думать не хочу, во сколько нам это встанет – и потом, я там кое-кому кое-что обещал.
- Надеюсь, это не приведёт ни к каким неприятностям?
- Нет. Честное слово. Потом прогуляемся до Дун Эйтейна. Я там продам остаток ирониума, обновлю себе прошивки, куплю тебе датчики.
- Погоди. Что-то там творится у ворот.
Даглас прислушался.
- Демоны! Демоны напали! – доносилось от ворот.
– Ох, чтоб меня! – Даглас поднялся, поправил амуницию, допил остаток вина и швырнул бутылку в сторону далёких гор.
- У этой девицы поразительная способность попадать в неприятности! ****
__________
* Clachan iasgair – рыбацкое местечко (гэльск.).
**Load – груз, ноша, бремя (англ).
***Duck – утка (англ.).
**** Вот тут уже, в принципе, можно было бы и поставить точку. Некоторые так и делают (прим. авт.).

Золото Серых Гор. Глава десятая.

10. Подземелья и драконы-2

Довольно долго покружившись по лабиринту в компании смердящего и пищащего Ярика, Даглас наконец оказался в небольшой каменной пещере. Вдоль стен были расставлены многочисленные книжные шкафы, посреди пещеры стоял пюпитр с раскрытой инкунабулой, в глубине виднелся большой, богато отделанный гроб. Полы были устланы коврами. Над пюпитром склонился высокий черноволосый худощавый мужчина, закутанный в чёрную мантию.
- Привет, Хродгар! – воскликнул Даглас. – А ты всё так же претенциозен!
Мужчина выпрямился и оказался чистокровным вампиром с бледным лицом, пронзительными глазами и длинными клыками.
- А, Маклауд… - поморщился он. - Забудь это варварское имя. Я теперь предпочитаю зваться Орлок.
- Эрл Орлок. А что, звучит. Ты же у нас вроде благородных, прошу прощения за каламбур, кровей?
- Всё шутишь, Маклауд? – проворчал вампир.
- Почему бы и не пошутить, если шутка хороша?
- Ага. Сплошные шутники кругом. Полукровки...
Даглас пожал плечами.
- Далось тебе это навешивание ярлыков. У всех свои плюсы и минусы. Ты, наверное, последний чистокровный вампир в этих местах. И вынужден, при всей своей силе, прятаться по заброшенным замкам и подземельям. А теперь вот и до склепов дело дошло.
Мы же, как ты выразился, полукровки, понемногу осваиваем этот мир. Вживаемся в него. И у нас это, заметь, довольно неплохо получается.
- Ты-то что в таких вещах понимаешь, сопляк? "Вживаемся"... Скорее - стремительно деградируете! Десяток-другой поколений, и ваши отпрыски ничем уже не будут отличаться от людей. Вампиры вымрут как раса!
- Не вымрут. Просто разыщут тебя, и устроят тебе очередное увлекательное турне по девичьим альковам.
- Ха! Интересная мысль, Маклауд. Кстати, у тебя есть на примете молоденькие девицы?
- Только не та, что едет с нами.
- Ладненькая девушка, кстати. Я её видел в магическом зеркале, когда вы вошли. Но на чужую добычу не зарюсь. Даже если речь идёт о полукровках.
- Вот и замечательно.
- Но пройтись по замкам - это очень своевременная идея! Какой у нас сейчас месяц?
- Бельтайн недавно был.
- Эх! Лучше подождать до осени. Хотя, есть тут неподалёку один городок. Слетать туда, что ли, по-быстрому.
- Крайне не советую. Там сейчас наверняка дым коромыслом.
- Ты там, значит, побывал?
- И как ты догадался? - саркастически спросил Даглас.
- После тебя - в любом городе дым коромыслом, - серьёзно ответил вампир. - Что на этот раз?
- Убийство капитана стражи и его секундантов.
- Ты дрался с ним на дуэли? Как романтично! Из-за прекрасной юной девицы?
- Дались же тебе эти юные девицы! Но в этот раз ты почти угадал. В деле действительно была замешана некая девица. Кузина тамошнего тана. И капитан гвардейцев тана.
- Девица – капитан гвардейцев тана?
- Да нет же! О, боги, Хродгар – то есть, прости, - Орлок! Девица – кузина тана. А Лесли – капитан. И он убит! Никакой дуэли не было. Когда я пришёл на место, кто-то уже уделал этого бедолагу вместе с секундантами. Тоже, наверняка, офицеры. Кто-то с большими когтистыми лапами. Так что тан теперь ищет меня, чтобы как следует порасспросить - не я ли обезглавил его гвардию?
- А ты тут при чём? Ах, ну да. Твоя ликантропия. Средства так и не нашёл?
- Нет такого средства. Можно лишь предупредить приступ - три драхмы взвеси ирониума, плюс кое-какие заклинания... В общем, главное не забыть вовремя ввести в вену.
- И тут - кровь... А ты не забыл?
- Нет.
- Так чего тебе скрываться?
- У тана зуб на меня. А тут - такой хороший повод.
- Зуб из-за прекрасной юной девицы?
- Да отстань ты уже со своими девицами!
- Значит - да?
- Ну... Да!
- Ах, Маклауд, Маклауд, - мечтательно сказал вампир. - Всё тот же бабник! У тебя хоть и мало нашей крови, но это хорошая кровь. Прямо как я в молодости...
Хродгар-Орлок ушёл куда-то в свои грёзы и воспоминания. Даглас подождал немного, ради приличия, и негромко кашлянул.
- Ах, ну да! - сказал вампир, очнувшись. - Значит, кто-то успел раньше тебя?
- Вообще-то я не собирался его убивать. Но в целом - да. У меня есть некоторые догадки, позволяющие думать, что кто-то хотел меня здорово подставить.
- Когтистая лапа, говоришь?
- Крупная. Вполне сойдёт за волколачью.
- Силы, говоришь, большой.
- Одному руку оторвал, другому голову.
- Вчера, значит, случилось?
- Около полуночи.
- Ясно... - вампир поднялся с кресла и кивнул Дагласу. - Идём.
- Куда?
- Я знаю, кто тебя, как ты выражаешься, "подставил".
- Да ну? - Даглас поднялся. – Отведёшь меня к магическому зеркалу? И покажешь, кто это сделал?
- Именно. Покажу. Идём.
Вампир толкнул рукой один из книжных шкафов, и тот со скрипом отъехал вглубь и вбок, открывая ведущий внутрь скалы проход.

Прямой, как стрела, коридор вскоре закончился, и Даглас оказался в большой скудно освещённой пещере. Несколько светильников стояли по центру, окружая приличную кучу золотых монет, слитков и украшений, на которой возлежал дракон. Даглас никогда в жизни не видел живого дракона, хотя, конечно, много слышал о них, поэтому, позабыв обо всём остальном, уставился на него.
Дракон был небольшой: футов 20 в длину, вместе с хвостом, буро-коричневого цвета, с яркими золотистыми глазами. Крылья его были сложены, так что о размахе их судить было невозможно.
- Привет, - радушно сказал тот. - Рад познакомиться, Маклауд. Наслышан о тебе.
Что ж, слухи о том, что драконы могут говорить, оказались правдой.
- Привет, э-э… Не умею чести знать твоё имя.
- Моё имя слишком длинное и труднопроизносимое для вас, - гордо сказал дракон. – Поэтому можешь говорить просто “Дракон”. Я не обижусь.
- Что ж, привет, Дракон!
- Привет, Орлок. Что, решил всё же отыграться?
- Мы тут в картишки иногда поигрываем, - немного смущённо пояснил вампир. – Коротаем время, тут довольно скучно.
- Любопытно, - сказал Даглас. Я думал, что драконы живут в руинах замков, или в пещерах. Что ты тут делаешь?
- Я тут живу, у меня тут гнездо! - ехидно ответил дракон. - Зиму я тут пережидал, тепла дожидался. В летаргию впадать не хотелось, вот я тут и зимовал.
- В склепе?
- А где сейчас найдёшь руины замка в приличном состоянии? Всюду бегают эти голозадые варвары со своими дурацкими мечами и копьями. А за Завесой свободных замков совсем не осталось. С пещерами – та же история. А тут – нормально. Температура вполне подходящая, чтобы не заснуть.
“Хороша же парочка”, – невольно подумал Даглас. - ”Дракон и вампир вместе прячутся от нынешнего мира. Иначе им долго не протянуть. Лет сто назад над такой историей наверняка просто посмеялись бы”.
Но вслух говорить, конечно, не стал.
- Интересно, - сказал вместо этого он. – Я много слышал о драконах, и мне всегда было интересно узнать два вещи. Можно спросить?
- Ладно, давай. Только не про имена, хорошо?
- Скажи, зачем драконам золото? Вы же не можете на него ничего купить, или положить в банк. Что вы с ним делаете.
- Мы его едим, - просто ответил тот.
- Ты питаешься золотом?
- Нет, конечно. Питаюсь я мясом, как любой уважающий себя хищник. Золото необходимо моим огненным железам. Пары фунтов в месяц хватает.
Даглас мысленно перевёл вес золота в его стоимость.
- Это же целое состояние!
- Поэтому драконы и охотятся за золотом. Разве не очевидно?
- А за девицами они зачем охотятся?
- Это и есть твой второй вопрос?
- Ну да.
- Вот уж не ожидал услышать такую откровенную чушь от выходца из Нижнего Мира. Ты что, только по пирушкам там шлялся, и ни разу не заглядывал в тамошнюю роскошную библиотеку?
Даглас слегка замялся.
- Ну почему же, заглядывал как-то. Пару раз.
Дракон покачал головой.
- Если бы ты хоть немного интересовался нашей историей, то не повторял бы досужие россказни, а знал, что крал девиц один единственный дракон за всё время нашего здесь существования. Крал он их в каких-то оккультных целях, в которых даже Старшие толком разобраться не могут. Вроде бы хотел превратиться в человека, а по некоторым слухам, даже преуспел в этом. Больше подобных безумцев в нашем роду не встречалось.
Ладно. Вы же наверняка по делу, не касающемуся моей физиологии, или баек о драконах, пришли. Я слушаю.
- Дело в том, - откашлялся Орлок. – Что у этого юноши вчера в ближайшем городе возникли некоторые проблемы.
- И что?
- Кто-то очень сильный, с большими когтистыми лапами, напал на капитана городской стражи и убил его. Подозрение пало на него, и ему пришлось бежать из города, хотя он к этому убийству не причастен.
- А я-то тут при чём? Дракон – это не лучший защитник на суде.
- Дело в том, что ты вчера ночью собирался слетать в город. И, насколько я знаю, слетал.
- Ты хочешь сказать, что это я их прикончил?
- Я хочу спросить.
- Нет. Не я.
- Они могли напасть первыми…
- Я вообще не летал в город. Я летал на болота. Поохотиться и размяться.
- Ты уверен?
- Орлок, ты мне надоел. Сам подумай: зачем мне врать? Если бы это был я, я просто бы сказал: “Да, это я”. И что тогда? Страже бы ты меня выдавать не стал бы - они тебя самого с удовольствием укокошат. Но я в городе не был. Не был, и точка.
Орлок повернулся к Дагласу и разочарованно развёл руками:
- Извини, Маклауд. Ошибка вышла. Может, перекинешься с нами в картишки?

Вернувшись, спустя какое-то время, к выходу из склепа, Даглас рассказал про обитателей подземелья Арнольду. Тот выслушал с большим интересом и сказал:
- Что ж, время не стоит на месте. Ещё недавно драконы были грозой этих мест, а вампиров боялись все поголовно. Теперь же, возможно последние, дракон и вампир, прячутся на кладбище, словно два воришки. Люди определённо одерживают победу.
- За Завесу им пока не пройти. Кстати, я там Буча встретил. Помнишь его по Нижнему Миру? Повар такой смешной и толстый.
- Как же, помню. Отлично готовил, кстати.
- Не хочешь его навестить? Может у него новости какие из Нижнего Мира есть?
- Меня не интересуют новости из Нижнего Мира, - сухо ответил Арнольд. – Так что я, пожалуй, воздержусь.
К утру дождь прекратился, и путники покинули руины храма.

Золото Серых Гор. Глава девятая.

9. Подземелья и драконы-1.

Дождь шел с самого раннего утра: мелкий, холодный, ни на минуту не прекращающийся и жутко надоедливый. Небо затянуло серой пеленой, подул ветер с залива, и погода стала напоминать скорее позднюю осень, чем позднюю весну.
Даглас был вынужден отдать свой плащ принцессе, и теперь поля его законной гордости – шляпы – разбухли от воды и печально обвисли, что совершенно не улучшало его, и без того скверного, настроения.
Как только они отошли от городской стены, и Даглас начал сетовать на изрядно подмоченную в результате бегства репутацию, Арнольд выдал долгую тираду про осмотрительность, осторожность, честь Маклаудов и обещания, сделанные в пьяном виде. Причём фраза “А я предупреждал” прозвучала в ней целых пять раз. Даглас начал огрызаться, в результате они рассорились и теперь не разговаривали друг с другом.
Принцесса, взбодрившаяся было в Струйлэ, вновь стала сонной и вялой. Дагласа это вполне устраивало. Он был совершенно не в том расположении духа, чтобы выслушивать её жизнерадостное щебетание.
Окружающий пейзаж также нагонял тоску и уныние. Болотистые равнины, лишь изредка перемежающиеся, поросшими багульником и миртом, холмами, тянулись до самого горизонта. От самых стен Струйлэ путники не повстречали ни единой живой души, ни, даже, нежити. Лишь под вечер ветер донёс откуда-то издалека заунывную песнь Беан Ши. Даглас припомнил слова эльфа Шолто про “привет папаше Лауду”, но разыскивать старинную подружку своего предка у него не было ни малейшего желания. Зато было желание найти хоть какую-нибудь крышу над головой. И поэтому, когда впереди замаячили какие-то руины, Даглас, не колеблясь, направил коня к ним. Разобидевшийся Арнольд, похоже, полностью отошёл от управления механикой, и никак не проявлял своего присутствия.
Развалины оказались древним храмом неведомого божества, непонятно каким образом оказавшегося в этих диких безлюдных местах. Большие, валяющиеся повсюду, каменные блоки некогда образовывали массивное, окружённое колоннами строение. Теперь же многие колонны покосились, или же рухнули, практически целиком уйдя в болотистую почву. Часть каменной крыши так же обрушилась, но хоть какое-то укрытие от дождя внутри можно было найти. Даглас подъехал ближе, спешился и осмотрел руины.
Середину храма занимал большой каменный алтарь, за которым обнаружился выложенный камнем проход со ступенями, ведущими вниз. Некогда его, по всей видимости, прикрывала каменная плита, но обрушившийся потолок расколол её. Проход был достаточно велик, чтобы по нему мог идти конь механистов, так что Даглас, рассудив, что лучшего укрытия от дождя, чем в подземелье, им не найти, слез с седла и взял его под уздцы, собравшись спуститься вниз. Конь даже не шелохнулся.
- Намереваешься и дальше торчать тут? – раздражённо спросил Даглас.
Арнольд молчал.
- Ну и хрен с тобой, оставайся!
Даглас снял Принцессу с седла, взял на руки и зашагал вниз по ступеням.
- Там внизу кто-то есть, - наконец нарушил молчание Арнольд.
Даглас продолжал спускаться, проигнорировав его замечание.
- Опять ищешь неприятностей на свою задницу?
Никакого ответа.
Арнольд громко вздохнул и двинулся следом.
Подземелье оказалось давным-давно заброшенной усыпальницей. Заброшенной и разграбленной: стоящие вдоль стен саркофаги были открыты и, как убедился Даглас, заглянув по очереди в каждый, пусты.
- Нет тут никого, - сказал он Арнольду, закончив осмотр и отряхивая испачканные в пыли руки. – Причём уже давно.
- Тут нет. А там? – Арнольд кивнул в дальний угол склепа. – Что, не видишь?
Даглас присмотрелся. Действительно, в углу виднелись очертания узкого прохода. И, кажется, оттуда даже пробивался тусклый свет.
- Смотри-ка, а я сразу и не заметил. Что ж, доверяюсь твоему нечеловеческому чутью. Оставайтесь здесь, а я прогуляюсь, разведаю, кто же там есть.
- Не вляпайся опять в какую-нибудь историю.
- Ни в коем случае. Эх, что бы я делал без твоих мудрых напутствий?
И Даглас скрылся в проходе.

Короткий коридор быстро закончился, и Даглас оказался в подземном лабиринте, представляющим собой нагромождение коридоров, комнат и склепов, лишённое всяческого смысла и практической необходимости. Каменные стены, каменные своды, каменный пол. Даже некоторые двери были каменными.
- Ну вот, - проворчал Даглас. - Второй лабиринт за два дня. Не многовато ли? Если нам завтра встретится ещё один, хрен я туда полезу.
Этот плод буйной фантазии безумного архитектора оказался неплохо освещён: большинство укреплённых на стенах факелов горело. В их свете можно было видеть, какой бардак творится вокруг: всюду кости, ржавое оружие и доспехи, какие-то бочки.
Даглас покачал головой. Склеп выглядел так, словно в нём кто-то, например контрабандисты, устроили склад, а затем бросили его и не посещали много лет. Но факелы горели, значит...
Даглас приложил пальцы левой руки к виску. Имплант, встроенный в глаз, послушно принялся сканировать факелы, переключая режимы. Затем сфокусировался на магических сферах с заклинаниями в каждой подставке.
"Хорошая магия", - подумал Даглас. - "Правда, расточительная. Значит, где-то поблизости есть источник..."
Неподалёку послышались шаркающие шаги, сопровождаемые цоканьем, побрякиванием и потрескиванием. Даглас, исходя из своего опыта, догадался, кто это может быть, и снял с пояса небольшой серебряный жезл. Причудливая тень упала на стену, и из-за поворота появился бредущий задумчивой походкой человеческий скелет. Он приметил Дагласа, остановился, повернув голову к нему. В глазницах черепа полынули синим адские огни.
Даглас большим пальцем руки повернул кольцо на верхушке жезла и тот, лязгнув, моментально удлинился до  приличных  размеров посоха. Скелет немного постоял, глядя на него. Зловещие огни в его глазницах начали разгораться. Затем он издал визгливый, похожий на скрип несмазанных дверей, крик и кинулся наутёк.
Даглас пожал плечами и зашагал следом. Спустя несколько склепов и коридоров, он оказался на некоем подобии площади, окружённой некрополями. Здесь его уже поджидал гоблинский патруль, больше похожий на шайку уличных бандитов. Низкорослые, по грудь Дагласу, длиннорукие, кривоногие и тощие, они сошли бы за кобольдов, если бы не их демоноподобные физиономии.
"Падшие", - припомнил Даглас. Такие твари обитали в Нижнем Мире, выполняя, как правило, самую грязную и низкоквалифицированную работу. - "Их называют "падшие". Интересно, откуда они свалились?"
Верховодил среди них невысокий коренастый гоблин, вооружённый широким кривым мечом и баклером*. Мелюзга попроще довольствовалась короткими ржавыми копьями.
- Опаньки, - сказал главарь неожиданно низким и густым, для своей комплекции, голосом. - Какие гости, и без охраны!
Даглас остановился. Молча, поворотом кольца, сложил посох обратно в жезл и сунул его в чехол на поясе. Затем достал из кобуры самострел, и взвёл курок. Гоблинов как раз было шестеро.
Те никак не отреагировали на этот недвусмысленный жест: то ли никогда не видели самострела, то ли были слишком тупы, чтобы опасаться. Скорее всего - и то, и другое.
- Чё тут шастаешь, говорю? - вновь подал голос гоблин-мечник.
- Шёл мимо, заглянуть решил, - дружелюбно ответил Даглас.
- И чё, заглянул?
Мелкие захихикали.
Даглас развёл руками.
- Небось рад, что заглянул?
- Не особо. Тут такой свинарник...
- Ишь ты! - обиделся один из падших. - Ещё и носяру воротит, паскуда!
Гоблины заверещали и замахали оружием. Даглас поднял самострел и спустил курок. Голову обидчивого падшего разнесло в клочья. Остальные гоблины, включая главаря, с визгом брызнули в разные стороны и заметались, прячась по тёмным углам. Даглас, знающий повадки этих тварей, подождал, пока они перестанут паниковать, и вновь соберутся в кучку.
- Э, ты чо? - крикнул главарь. - Ваще офонарел? Боню напугал, а ща ваще беспредельничаешь!
Даглас, всё так же молча, навёл самострел на крикуна.
- Э, хорош уже! - шарахнулся тот. - Не по-понятиям так!
Дверь одного из некрополей со скрипом распахнулась, и на пороге появился здоровый толстый рогатый демон-полукровка. На огромное пузо его был повязан фартук мясника, в правой лапе он держал большой, в полтора локтя, тесак.
- Чего расшумелись, мелюзга?! - рявкнул он. – На ужин попасть хотите?
И повернулся к Дагласу:
- Эй, погоди, кажись, я тебя знаю...
Гоблины тем временем улепётывали так, что только пятки сверкали.
- Маклауд, ты?
- Привет, Буч! - сказал Даглас, пряча самострел в кобуру и подходя к демону. - Что ты тут делаешь? Ты же вроде должен стряпать сейчас в Нижнем Мире?- Это ты про тот пир, где ты у меня на кухне, после десерта?..
- Да-да! - прервал его Даглас.
Про инцидент с кухней он предпочитал не вспоминать.
- Так я там по контракту работал. А вообще-то я - вольный художник. Сейчас вот у одного важного господина работаю. Он, кстати, из ваших. Ты к нему?
- В точку! - тут же соврал Даглас, оглядывая, не притаился ли кто в проходах. - Слышал, что тут один из наших объявился, решил навестить.
- Сейчас тебя отведут. Проходи.
Демон посторонился, освобождая дверь на кухню.
- Я тебя тут подожду.
Даглас прекрасно помнил, на что похожа кухня Буча. Его передёрнуло от отвращения.
Демон пожал плечами, зашёл внутрь и вышел с большим медным тазом.
- Кара-бараз! – воскликнул он на древнем диалекте гоблинов Нижнего Мира. И со всей дури долбанул тесаком по тазу. Гулкий звон раскатился по подземелью.
“Как в тот раз,” – подумал Даглас. – “Как в Стуйлэ. Каменный лабиринт и звон. Интересно, улепётывать тоже придётся? ”
Вскоре из одного из некрополей вылетел демон новой, ещё не виданной Дагласам, породы. Ростом фута три, не больше, тщедушного сложения, с большими крыльями летучей мыши и, скорее звериной, чем человеческой, личиной. Демон подлетел к Бучу и повис перед ним, в пяти футах над землёй. Крылья хлопали, распространяя вокруг демона запах падали и серы. Даглас поморщился.
- Ярик, - сказал Буч. – Отведёшь нашего гостя к Орлоку. Ты понял?
Ярик в ответ издал крик, похожий одновременно на писк мыши и крик чайки.
- Нет, Ярик. Это действительно гость, я его знаю. Так что отведёшь к Орлоку, не куда-то там ещё. Ни к отравленному источнику, ни в Палату Костей, ни к Леорику. Только к Орлоку! Теперь понял?
Демон снова пискнул.
- Эй, Буч… - начал было Даглас.
- Не волнуйся, Маклауд. Ярик - малый смышлёный, просто иногда чересчур инициативный.
- Вот это меня и беспокоит, - признался Даглас. – Не люблю чересчур инициативных.
- Он ещё и исполнительный. Что приказали, то и сделает. А насчёт инициатив ты прав. Надоедает повторять по два раза. Но какой уж есть. У здешних посыльных, считай, вообще работы нет, вот и шлют кого попало. У нас тут тихое место.
__________
* Баклер - маленький, 20-40 см в диаметре, щит.

Золото Серых Гор. Глава восьмая.

8. Бегство.

“Лето ещё не полностью вступило в свои права, и наш герой, проводивший друзей в "одно из своих укромных мест", шёл на старое кладбище в быстро сгущающихся сумерках. Путь его лежал через прилегающие к рыночной площади трущобы.
В любом крупном, а тем более портовом, городе рано или поздно возникают такие стихийно вырастающие кварталы внутри кварталов. Нищие-попрошайки, карманные воры, наёмные убийцы и прочее отребье, начинают селиться поближе друг к другу, обычно на окраине торговой площади, притягивая в эти места лихих корчмарей и городскую бедноту. Жители других кварталов не особо возражают против возможности избавиться от этих “неопрятных, воняющих луком бедняков”.  Два-три года, и в городе появляется новый "квартал" - трущобы. В некоторых случаях, как например, в столице, трущобы становятся своеобразным городом в городе. Городом со своими законами, порядками, гильдиями и иерархией. Местом, куда даже опытная (в особенности – опытная) городская стража старается без лишней нужды не соваться.
В Струйлэ до такого пока не дошло, и местные трущобы представляли собой лишь обитель мелких разрозненных банд голодранцев, воров, да дешёвых шлюх.
Узкие не мощёные  улочки петляли между громоздящимися как попало обветшалыми, порой построенными из того, что под руку подвернулось, домишками, теснившимися впритирку друг к другу. На месте некоторых, словно дыры в щербатом рту, зияли чёрные руины пепелищ. Впрочем, отличить руины от обжитых мест, здесь представлялось делом весьма затруднительным. Прах и тлен, и запустение кругом.
Всё это делало трущобы похожими на тесный грязный лабиринт крысиных нор. Сходство усиливалось ещё и тем, что трущобы выросли на склоне пологого холма, на котором стоял город. Так что крыши здешних строений оказывались примерно на одном уровне с настилами торговых рядов. А некоторые землянки были выкопаны непосредственно под торговой площадью. Ну чем не крысятник при амбаре?
Вдобавок ко всему, света в этом лабиринте было крайне мало - освещались лишь маленькие площади перед корчмами и притонами. Но наш герой, видящий в темноте не хуже, чем при ярком свете, заплутать не боялся. К тому же он вырос в подобном месте, и даже стал кое-кому известен не только в своём городе, но и в других, в том числе и в Струйлэ. Это были, увы, не лучшие для его репутации годы жизни. Эх, молодость, молодость…”

На одной из немногих скудно освещённых площадей, у входа в добротно построенную, на удивление даже каменную, корчму сидел грустный плешивый брауни-попрошайка, пытающийся наскрести на бутылку дешёвого пойла. Неподалёку у костра, разведённого в где-то украденном фонтане, грелась кучка таких же, как он, бездомных пьяньчужек-попрошаек. Даглас бросил ему фартинг и покачал головой. Ему было грустно смотреть на городских брауни.
У этого смешного народца была одна серьёзная проблема - выпивка на них действовала как наркотик, вызывая серьёзное привыкание. Их сельские родичи алкоголь практически не знали, и жили своей хлопотливой жизнью домовых. Тем же, из чьих деревушек выросли большие города, повезло меньше. Брауни, без особого на то приглашения, не может сменить место жительства. А приглашать к себе спившегося, запаршивевшего брауни, который даже не стесняется показываться людям на глаза, охотников, естественно, не находилось.
Бродяга, подпирающий стену напротив входа трактир, заметил блеснувшую монету, и глаза его хищно разгорелись. Ума скрыть свои намерения у него не хватило, и он начал фальшиво насвистывать мотив популярной во всех подобных местах песенки трубадура-трущобника "Я вышел родом из трущобного квартала". В ближайшем проулке появились трое громил и замерли в ожидании. На свет они не выходили, и Даглас смог рассмотреть их лишь благодаря вмонтированному в глаз импланту.
Даглас отошёл от радостно скалящегося и бормочущего благодарности брауни и, как бы невзначай, распахнул плащ, поправляя ремень на спине, демонстрируя висящие на бёдрах кобуры с самострелами.
Глаза бродяги сразу же погасли и он, всё так же немилосердно фальшивя, принялся насвистывать другой трущобный шлягер: "Не гони ты коней механических". Громилы немного помялись и исчезли в глубине проулка.
Даглас  ухмыльнулся и зашагал быстрее. Он и так уже опаздывал.

До кладбища оставалось всего пару минут хода, когда ночную тишину разорвал хлёсткий звук выстрела. Даглас резко остановился.
- Чёрт побери, Лесли, - пробормотал он. – Ты что там, застрелиться решил что ли?
Ещё один выстрел. Ещё. И ещё. Даглас бросился вперёд, придерживая шляпу. Повернул за угол последней хибары трущоб, пробежал через пустырь и остановился перед воротами старого кладбища.
На площади, окружённой древними буками и вязами, неподалёку от входа лежали тела трёх мужчин. Двое, видимо секунданты Лесли, были мертвы. Кто-то, обладающий невероятной силой, практически выпотрошил одного из них, вспоров живот и оставив валяться в куче собственных кишок. У другого была оторвана рука и, судя по неестественно вывернутой голове, сломана шея. Сам Лесли был ещё жив, и тихо постанывал, лёжа на спине и держась за грудь.
Даглас подбежал к нему и склонился над ужасной, наискосок пересекающей грудь, глубокой раной. Выглядела она так, словно капитан попал под удар огромной когтистой лапы. Ярко-алая кровь пузырилась у него на губах. Чудо было, что он всё ещё жив. Даглас громко и грязно выругался.
- А, Маклауд… - Лесли приоткрыл глаза и попытался привстать. – Это был ты, Маклауд?
- Лесли, ты что, рехнулся? Я только что пришёл, клянусь Богами! Я ни за что не стал бы на тебя нападать в Облике! Лежи спокойно, я попробую тебе помочь.
- Ты сучий сын, Маклауд…
Лесли кашлянул, и по подбородку у него стекла карминово-красная струйка.
- Лесли, заткнись, ради всех богов! Помолчи, не трать зря силы!
- Я верю тебе… Ты бы не стал нападать исподтишка.
- Кто это был, Лесли? Кто напал на вас?
- А вот тан не поверит… Он знает, кто ты такой, Макла…
Лесли снова раскашлялся, обрызгав кровью лицо и руки Дагласа.
- Он прикажет сжечь тебя живьё-о-о…
Даглас приподнял голову капитана одной рукой, лихорадочно роясь  другой в подсумке в поисках кровоостанавливающего эликсира.
- Кто напал на вас, Лесли? Ну же, чёрт тебя дери! Скажи, кто, и я разыщу этого мерзавца! Проклятье, Лесли! Он же опасен, а ты - капитан стражи, и должен…
- Ты же трахнул Эдану, Маклауд? – перебил тот. – Я любил её, а ты её…
В горле у капитана булькнуло, по телу прошла тягучая судорога, он дёрнулся и умолк.
Даглас отпустил его голову и стукнул кулаком по мостовой в бессильной ярости.
- Капитана убили! – раздался тонкий детский крик. – Капитана Лесли убили!
Даглас вскинул голову. Что ж, выстрелы привлекли не только его внимание. В воротах стояли трое городских сорванцов, с ужасом пялящихся на его окровавленную физиономию. Ещё двое уже со всех ног улепётывали в сторону трущоб. Даглас поднял руку, желая объясниться - и эту троицу тоже как ветром сдуло.
- Что может пойти не так? – пробормотал Даглас, спешно покидая кладбище. – Ох, Арни, Арни…

- Проклятье! - сказал Даглас, - вернувшись в “своё укромное место” – заброшенный склад на окраине трущоб, и подходя к Арнольду и Принцессе.
- Кажется, мы здорово вляпались! Почему, ну почему всякий раз, когда кому-то вздумается умирать у кого-то на руках, он, вместо того, чтобы хоть что-то сообщить про убийцу, будет говорить о чём угодно другом?
- Что-то пошло не так? – с деланной участливостью спросил Арнольд.
Принцесса, хвала всем богам, крепко спала, откинувшись на спинку кресла-седла.
- Я немного опоздал на место дуэли, а Лесли и его секундантов тем временем кто-то разделал под орех. Судя по всему, оборотень.
- Стало быть, эти выстрелы?..
- Они пытались отстреливаться. Обычными пулями, ага. Когда я оказался на месте, двое были уже мертвы, а Лесли умер у меня на глазах. Проклятье, да этот оборотень их практически в клочья порвал!
- У тебя лицо в крови. И руки тоже.
- Арни, и ты туда же! Ты сам прекрасно знаешь, что я всю предыдущую неделю колол себе этот дерьмовый эликсир!
- Я-то знаю. Но поверит ли тебе тан? Наверняка половина города знала про дуэль между капитаном городской стражи и известным охотником за наградами Дагласом Маклаудом. И утром расскажет это другой половине. С новыми, хм, подробностями.
- Спасибо большое! Констатация очевидного факта – это как раз то, что нам сейчас так необходимо!
- Может, всё же умоешься?
Даглас сплюнул в сердцах и отправился к стоящей в углу склада большой рассохшейся бадье, в которой собралось немного дождевой воды.
- Какие-то мальчишки видели меня на кладбище, - буркнул он, стараясь оттереть подтёки крови с камзола с помощью мокрого платка. Получалось плохо.
- Сейчас, наверное, рассказывают патрульным, переврав и приукрасив всё, что только можно. А те наверняка вот-вот начнут перекрывать все входы и выходы из города.
Над городом поплыл низкий звон колокола.
- Уже, - констатировал Арнольд. – Будем пробираться к реке?
- В порт ведут всего двое ворот: рыночные и ремесленного квартала. Чтобы попасть и к тем и другим, нужно пересечь торговую площадь. Представляешь, что там сейчас творится?
- Прорвёмся, не проблема.
- Ага, - поморщился Даглас. - И тогда моей репутации – точно конец. Лучше уж я отправлюсь прямиком к тану и сдамся правосудию. Эдана не позволит устроить самосуд, а любой более-менее толковый алхимик без проблем докажет, что я сейчас не могу принять Облик. Я знаю одно укромное местечко, где не задают лишних вопросов, если как следует заплатить. Переждёте там день-другой. Потом, когда всё закончится, я к вам присоединюсь.
- У нас нет денька-другого. Если наши подозрения насчёт мага-некроманта верны, то именно он мог подстроить эту ловушку, чтобы добраться до девушки. Нам нужно срочно выбираться отсюда. Даг, а я же говорил…
- Заткнись, Арни! И без тебя тошно.
- Прошу прощения, - раздался сиплый голос, и на порог склада легла тень.
Даглас моментально выхватил самострелы. Тень шарахнулась в сторону.
- Не стреляйте, добрый господин! Это я, Брадэн.
В дверном проёме появился испуганно озирающийся брауни. Тот самый, которому Даглас кинул монетку возле корчмы. Даглас убрал самострелы.
- Тебе чего? – спросил он. – Мне сейчас не до подаяний, сам, наверное, понимаешь.
- Вы уж извиняйте меня, благородный господин, - брауни опасливо покосился на громадного механического коня. – Я, когда вы помогли денежкой старому бедному брауни, за вами, стало быть,  пошёл. Всё своими собственными глазами видел. Никакой вы не виноватый, знаю. Вот.
Брауни смущённо умолк.
- И что же? – поторопил его Даглас.
- Вам же из города потихоньку выбраться надо?
- Допустим.
- Так я знаю, как.

Маленький пьянчужка похоже знал трущобы как свои пять пальцев. Он сворачивал в неприметные, заросшие густым кустарником закоулки, пробирался через развалины старых домов, в общем чувствовал себя, в полном соответствии со своим именем, как рыба в воде.*
Даглас, считавший, что хорошо знает этот квартал, вскоре перестал ориентироваться. Одно было ясно: судя по тому, что путь их лежал вниз, они шли к восточной городской стене.
Вскоре показалась и стена. Брадэн покрутил немного по переулкам и вывел троицу к большому, притулившемуся к ней, сараю, открыл хлипкую дверцу и жестом пригласил следовать за ним.
Пахло здесь, словно в казарме заштатного гарнизона. Тяжёлый кислый запах заставил Дагласа, нюхнувшего и не такого, непроизвольно отшатнуться. Даже, так и не проснувшаяся, Принцесса наморщила носик. С полдюжины мертвецки пьяных брауни спали вповалку прямо на земляном полу, закутавшись в какое-то полуистлевшее тряпьё. Для полноты картины не хватало только громкого нестройного храпа, но брауни, как известно, не храпят.
- Вот, сюда, - шепнул Брадэн, откидывая грязный, изображающий что-то вроде камина, гобелен, висящий на противоположной от входа стене.
За ним оказался пролом, достаточно широкий, чтобы в него мог проехать даже всадник на коне.
- Там, за стеной, стало быть, кусты. Вы уж, пожалуйста, поправьте их за собой, чтобы никто не заметил, что там ходют. Хотя… - Брауни покачал головой. – Нонешнему тану дела нет. Совсем хозяйство своё запустил. Но всё же…
- Обязательно поправим, - заверил его Даглас, пропуская везущего Принцессу Арнольда вперёд, и пожимая морщинистую лапку брауни. – И, спасибо тебе большое, приятель! Я бы обязательно пригласил тебя куда-нибудь подальше отсюда, но я сам - городской, что толку менять шило на мыло?
- Я знаю, господин Маклауд, - просипел тот пропитым голосом. - Что, удивлён, что я тебя узнал?
- Если честно, то не очень. Меня много где знают.
- Даг Перекати-поле, так тебя звали в детстве.
- Погоди-ка... – Тут Даглас действительно удивился. - Ты хочешь сказать?..
- Да, господин Маклауд. Когда-то я в твоём городе жил. Аккурат неподалёку от твоего дома. Да… Было времечко…
- Так зачем ты переехал сюда?
- Так уж вышло, господин Маклауд, так уж вышло. Кое-чем я тому человеку обязан был. Такие дела…
- Если хочешь, можешь вернуться обратно. Там не лучше, я понимаю, но всё же родной город...
Даглас замялся.
- Я приглашаю.
- Спасибо тебе на добром слове. Да одному мне уж туда не добраться. Годы не те, да и вообще… Ну… Сам понимаешь… А ты ведь сейчас не домой?
- Нет, - признался Даглас. - Не домой. Но я вернусь сюда, как только закончу дела, и отвезу тебя. Заодно посмотрю, как там. Давно уже дома не был. Ты как?
- Заезжай, господин Маклауд. Заезжай.
- Я заеду, Брадэн. Обещаю.
- Ага. Ну, бывай, господин Маклауд. Удачи тебе.
- И тебе удачи, Брадэн.
Даглас порылся в кошеле и протянул брауни шиллинг.
- Вот, держи. И постарайся больше не пить. Помни, приглашение остаётся в силе.
Даглас шагнул в пролом, и гобелен мягко опустился за ним.
__________
* Bradan  - лосось (гэльск.).

Золото Серых Гор. Глава седьмая.

7. Кое-что о кадаврах.

Вернувшись в "У Подпоясанной Секиры", Даглас обнаружил, что Принцессы в комнате нет. Не было видно и Арнольда.
Ворча себе под нос о качестве современных успокоительных зелий, он отправился на поиски. Поиски на счастье оказались недолгими.
Справившись у прислуги, он выяснил, что "барышня в палисад гулять пошли", и вышел через боковую дверь постоялого двора в небольшой, скрытый от посторонних глаз высокой живой изгородью, садик.
Принцесса сидела на лавочке, вытянув правую руку вперёд, и любовалась на крупную яркую бабочку, сидящую у неё на указательном пальце и лениво поводящую крыльями. Арнольд застыл неподалёку, словно огромная металлическая статуя.
Светило солнышко, пели птички, пахло сиренью и крыжовником. Идиллия.
Даглас немного полюбовался картиной и негромко кашлянул. Бабочка вспорхнула и улетела.
- Ой, Даглас! - Принцесса очнулась, захлопала в ладоши, запищала и запрыгала от радости. - Даглас, это ты! Ты на рынок ходил, да? А мне что-нибудь принёс?
Идиллия испарялась на глазах.
- Конечно, радость моя, - вздохнул Даглас. - Прекрасные кианитовые бусы для прекрасной принцессы. Вот, примерь. Они очень идут к твоим прелестным глазкам.
- Даглас! Какая прелесть! Мне ещё никто таких не дарил!
Принцесса внезапно нахмурила лобик и задумчиво потёрла переносицу.
- Или дарили? Кажется, дарили...
- Ну, конечно же, дарили, - устало сказал Даглас. - Надо думать - и не раз.
- Но твои всё равно - самые красивые!
Принцесса чмокнула Дагласа в щёку и убежала в комнату.
- Похоже, девушка начинает кое-что вспоминать, - задумчиво сказал Арнольд. - Или...
- Ну вот, теперь и ты назвал её "девушкой".
- Тебе послышалось. А "прекрасному Арнольду" дядя Даг что-нибудь купил? Например, тыловые датчики движения?
- Прикупил у какого-то типа на рынке запасной аккумулятор по дешёвке, наверняка краденый. Больше, извини, ничего. Ты у нас "не серийная модель", приятель. Придётся подождать до Дун Эйдейна.
- Что-то случилось?
- Разве?
- Ты отлично знаешь, что демоны чувствуют чужое настроение, так что хватит валять дурака. Что произошло?
- Я тут встретил Лесли по дороге в порт.
- Лесли... Это не тот ли тип, что настучал на тебя местному тану? Про твои шашни с его молоденькой кузиной.
- Арни, проклятье! Он же всё выдумал!
- Ну да, ну да. Только при расчёте за спасение девицы, сумма почему-то стала значительно меньше заявленной.
- Потому что местный тан - скряга!
- Допустим. Итак, ты встретил Лесли, и...
- Ну, помнишь, мы тогда ещё с тобой повздорили, и я пошёл в корчму и напился...
- Ты вообще частенько напиваешься.
- Будешь морали мне читать? Заметь, если я и напиваюсь, то не на работе!
- Ладно-ладно, уймись. Итак, ты его встретил. И?..
- Хм... В общем, я тогда напился и сказал сам себе, что этому Лесли неплохо бы уши оборвать, чтобы не лез не в своё дело.
- Сам себе - это, надо думать, на всю таверну?
- Ну...
- И эти твои слова дошли до него.
- И он требует сатисфакции.
- Тоже мне, проблема. Ну и пусть требует, хоть обтребуется. У нас с тобой одна забота - доставить девушку к друидам и выяснить кто, или что она.
- У демонов совершенно нет ни малейшего понятия о чести! - возмутился Даглас. - И, заметь, ты снова назвал её "девушкой". Ты, кажется... Эй, стоп! Погоди. Что значит "кто, или что"? Что значит "что"?
- Девушка ведёт себя довольно странно.
- Рад, что ты заметил. И потом, мы это уже обсуждали.
- Да, возможно такое поведение - постэффект оглушения и успокоительных эликсиров, которыми её наверняка пичкали по дороге. Но я тут, наблюдая за ней, пока ты шастал по кабакам и трактирам...
- Я ходил договариваться с капитанами кораблей!
- Пока ты шастал, чтобы договариваться с капитанами кораблей, по кабакам и трактирам, я постоянно наблюдал за нашей подопечной. И вспомнил один случай, который произошёл со мной много лет назад, ещё до нашего с тобой знакомства.
- Что ж, просвети меня.
- Ладно, слушай.

- Случилось это, - начал Арнольд. - Как я уже говорил, давным-давно.
Жила-была некая могущественная магичка по имени Фиона. Настоящее могущество приходит к магам спустя долгие годы трудов и исследований, так что молодость Фионы давно минула. Удел смертных она преодолела, но ей хотелось вернуть себе и давно ушедшую молодость. И тогда она создала себе новое, прекрасное, лишённое всяческого изъяна, тело, чтобы затем перенести в него свой Атман.
- Свой что?
- Атман. Атман - это... Ну, называй его Абсолютом или Душой, если хочешь, хотя это и не совсем верно. В общем, она собралась покинуть своё старое тело и перенестись в новое. Вроде как переодеться.
- Никогда о таком не слышал, - признался Даглас. - И вообще, по-моему, какой-то дурацкий способ. Есть же волшебные кремы, элексиры. Да можно хоть иллюзию хорошую навести, если уж она такая могущественная.
- Кто бы спорил, - согласился Арнольд. - Но среди магов, а в особенности магичек, знаешь ли, здравомыслие встречается довольно редко. Я бы сказал - крайне редко. И вообще, хватит перебивать!
- Молчу, молчу.
- В общем, как бы то ни было, она создала это тело и занялась приготовлениями к переносу себя в него.
А у Фионы были две дочки - девицы вздорные и замысловатые. Обе в маму. Старшая в магии кое-что понимала, а младшая так вообще была некроманткой-вундеркиндом. Всё, что под руку подворачивалась, оживить пыталась. И, надо сказать, не безуспешно.
И вот однажды, пока мамаша дожидалась заказанных у механистов запчастей для своего устройства переноса, девицы до этого тела как-то добрались. И, то ли ради интереса, то ли мамочке назло, тело это оживили. Сделали из него кадавра.
Девица-кадаврица вышла - просто загляденье. Красивая как кукла, и безмозглая как все кадавры.
Только вот Фиона работу дочек почему-то не оценила. Говорят, что дом её ходуном ходил как при землетрясении, а молнии в него со всех сторон, словно в сильную грозу лупили, когда она увидела, что дочуры натворили.
Однако сделанного - криком и руганью - не вернуть. Прекрасного кадавра назвали Синди и отправили работать по хозяйству: хоть какая-то польза.
Но Фиона, потратившая на создание этого безупречного тела полдюжины лет и несколько тысяч фунтов, на этом не успокоилась. Поняв, что сама она может только убить кадавра, а значит уничтожить тело, Фиона принялась за создание портала призыва, чтобы вызвать демона, который, как она узнала, может помочь ей исправить ситуацию, и вернуть всё как было.
Прошло три года, и портал был создан. Тут Фиона превзошла саму себя, умудрившись дотянуться до моего тогдашнего шефа и связать его заклинанием Исполнения Желания. Я тогда как раз проходил стажировку, вот шеф и отправил меня ей в помощь, решив заодно таким образом устроить мне что-то вроде экзамена на статус.
Дело не показалось мне сложным. Я думал управиться за пару часов и успеть попасть на еженедельную оргию Асмодея. Тот обещал на этот раз устроить что-то особенное, а я тогда, как и все студиозы, был падок на угощение и развлечения, особенно на дармовщину.
Но всё оказалось не так просто, проблемы возникли с самого начала. Синди категорически отказывалась покидать дом, а снимать инспирантивные заклинания в закрытом помещении - если ты не в курсе - крайне опасно. Применять силу я поостерёгся, боясь повредить такое роскошное тело.
Тогда я прикинулся фейри и кое-как убедил Синди отвлечься от такого занимательного занятия, как перебирание гороха, и поехать в ближайший город, где местный тан как раз устраивал пир. Что ж, судя по всему, развлечения не чужды и кадаврам.
Время шло, нужно было торопиться, и я - использовав первое, что подвернулось под руку: ящериц, крыс и мышей из лаборатории Фионы, тыкву и какую-то ветошь с кухни - состряпал отличную иллюзию шикарного новомодного платья и роскошного экипажа со свитой. Помимо этого я заскочил на склад и вручил Синди пару туфель из кристаллита.  В каблучки туфелек  было вложено инспиративное заклинание: в одном с положительным зарядом, в другом с отрицательным. Заклинание должно было сработать через три часа, в небольшой роще неподалёку от замка тана, и вновь превратить её в то, чем она и была изначально - пустой телесной оболочкой. В роще я оставил двух демонов девятого ранга, чтобы они перехватили экипаж, когда заклинание сработает. Затем они должны были вернуться к Фионе и передать ей тело. А в полночь иллюзия сама по себе развеивалась. Чистая работа.
Посадив Синди в экипаж, я поспешил на вечеринку Асмодея. Ну как же, я же так всё замечательно просчитал и продумал! Что может пойти не так?
Я был так молод и так самонадеян... Я был попросту идиотом, потому что не так пошло абсолютно всё. Я забыл золотое правило, которое веками вдалбливали в наши пустые головы мудрые наставники: "Vis facere rectum, et ipse benefac"*.
Для начала я что-то там напутал с заклинанием, и оно вовремя не сработало. Видимо кристаллит попался бракованный. Затем два этих олуха перепились, затеяли игру в кости и проморгали экипаж. Так что Синди благополучно добралась до замка, припёрлась в главную залу, где и попалась на глаза сыну тана по прозвищу Блатлеаннан. Пройти мимо такого цветочка в своей клумбе этот хлыщ конечно не мог, и принялся с ней любезничать, намереваясь окучить.
Всё могло кончиться скандалом, но тут мне повезло. Сынуля малость перегнул палку, спугнул Синди, и та сбежала домой, по дороге потеряв одну туфлю.
Фиона потребовала от шефа объяснений, я получил от него хороший нагоняй и отправился Бездну Мрака под арест.
Так вот, поведение нашей Принцессы очень напоминает мне...
- Эй, погоди! - перебил Даглас - Что за дурная привычка обрывать рассказ на середине! Так чем там всё кончилось?
- Ну, пока Синди была на пиру, а я оттягивался на вечеринке, шеф нашёл способ преодолеть заклятие Фионы, - куда ей с ним тягаться? Так что когда она снова вызвала его, чтобы закатить истерику, шеф прервал контакт и оставил эту дурищу с носом.
Блатлеаннан, который, прямо скажем, умом не блистал, - и по уровню интеллекта ушёл недалеко от кадавра, -  влюбился в родственную душу, и две недели мотался по округе, заставляя девиц мерить потерянную туфлю. Но она, как магический артефакт, понятное дело, ни на чьей ноге не держалась. Заколдовывал-то я эту пару специально для Синди, и носить её могла только она. У прочих же туфля попросту соскальзывала с ноги, даже если размер подходил.
В конце концов, Блатлеаннан нашёл свою любовь. Фиона, понявшая, что дочки подложили ей хорошую свинью и исправить это уже невозможно, затребовала себе лен с солидным доходом, пристроила дочек ко двору и снова заперлась в своей лаборатории.
Тан устроил пышную свадьбу, на которую собрался весь цвет тамошнего высшего общества. Сынуле же пришла в голову "замечательная" идея: чтобы невеста явилась в одной правой туфле, левую же он прилюдно наденет ей на ногу в тронной зале во время церемонии. Как же, такой красивый обряд!
С того момента, как я зарядил кристаллит, прошёл почти месяц. Так что, как только Блатлеаннан надел невесте вторую туфлю... Плюс на минус... В общем, замок, вместе со всеми собравшимися, разнесло в клочья.
Шеф, узнав об этом, долго смеялся, а потом простил меня, заявив, цитирую: "Этот мошенник далеко пойдёт, если даже его промахи оборачиваются таким весельем".
Так я возглавил восьмой отдел, а почему я его покинул - это уже совсем другая история.
__________________
* Vis facere rectum, et ipse benefac - хочешь сделать правильно - делай сам (лат.).

- Браво! - воскликнул Даглас. - Арни, ты - прирождённый рассказчик.
Однако же если ты прав, значит мы впутались в совсем дрянную историю. А ты уверен?
- Нет, конечно. Возможно, она действительно до похищения умом, как и Блатлеаннан, не блистала. И её апатия, перемежающаяся вспышками крайне, хм... радостной непосредственности - следствие элексиров и оглушения. Но если это её нормальное состояние...
- Я уверен, что уж с этим-то друиды точно разберутся.
- Именно поэтому мы, пока не доберёмся до Дун Сента, должны привлекать к себе как можно меньше внимания. Если Принцесса - всего лишь чьё-то тело, значит, речь идёт о таких деньгах, что от нас вовек не отстанут.
Заметь, привлекать как можно меньше внимания, Даг, а не устраивать перестрелки с капитаном городской стражи. Когда отплывает наш корабль?
- Завтра утром.
- Стало быть, тебе нужно отсидеться до утра в укромном месте. Уверен, ты в этом городе знаешь не одно такое.
- Лесли наверняка уже выяснил, где я остановился.
- Значит, нам ВСЕМ нужно отсидеться до утра в укромном месте.
- И он провозгласит на весь город, что я трус.
- Даг, не будь идиотом!
- Никто не смеет называть Маклауда трусом!
- Даг!
- Хорошо. До вечера мы проведём время тут, ни к чему пренебрегать комфортом, тем более, что за него уже заплачено. Но на дуэли я всё же должен появиться: закон чести. А там видно будет. Может быть смогу договориться с этим охламоном отложить поединок до моего следующего приезда в город. На худой конец просто прострелю ему руку, на чём и разойдёмся. Лесли хоть и засранец, но не конченый дуболом, чтобы начать меня преследовать, если всё было по правилам.
Вы отправитесь со мной и подождёте в одном, как ты говоришь, "укромном месте" неподалёку. Принцесса, как обычно, будет спать, ты будешь её сторожить, а я вернусь, и часа не пройдёт. Думаю, что вопрос быстро решится, а утром мы преспокойно отплывём. Что может пойти не так?

Золото Серых Гор. Глава шестая.

6. Струйлэ.

“В Струйлэ прибыли ранним утром.
Струйлэ - речной порт в устье реки Абхаинн, достаточно глубокой здесь и для морских кораблей, но в отличие от залива, здесь не бывает штормов, так что сюда могут спокойно заходить и речные суда. Таким образом, Струйлэ является крупным центром товарообмена между жителями Долины и Побережья. Здешний рынок размерами уступает, пожалуй, лишь столичному, и занимает целый квартал. Также в городе имеется ремесленный квартал, небольшой, но весьма интересный для посещения – тут есть даже несколько лавок механистов. Старый квартал, как не сложно догадаться из названия, место с которого город начал расти. А так же храмовый квартал - вотчина каких-то мутных жрецов, божеству которых поклоняются жители Долины. Крайне нудное место.
Целый квартал занимает и резиденция тана Анструтера, градоправителя, да ниспошлют на него Боги геморрой, за то, как он расплатился со мной три года назад!”
- Так тебе, старый хрыч! - сказал Даглас, довольно потирая руки. - Теперь все узнают, какой ты скупердяй.
- Ты забыл про бордели, - ехидно напомнил Арнольд.
- А что - бордели? Их тут два, один в ремесленном квартале, где находятся местные гильдии, другой в старом, где в основном живут конторские, приезжие, и находятся лавки менял. Там же расположен местный гарнизон, там же и лучший постоялый двор, куда мы направляемся. А тебе что, в бордель приспичило?
- Не думаю, что мне там стоит появляться, - невозмутимо ответил Арнольд. - Конь механистов в борделе - это чересчур даже для утончённых оргий столичной знати.
С лучшим постоялым двором с претенциозным названием "Королевский" ничего не вышло. Сегодня был disathairne, торговый день, так что свободный комнат из-за наплыва купцов не оказалось. Пришлось поселиться в "У Подпоясанной Секиры", постоялом дворе напротив, таком же помпезном, вычурном, и явно не рассчитанным на местных работяг, как и "Королевский". В чём была разница, Арнольд так и не понял.
Даглас снял комнату на первом этаже с окнами в палисад, так что Арнольд, спрятавшись за кустами, мог, не вызывая излишнего любопытства, наблюдать за Принцессой. Затем заказал ей завтрак в номер, добавив к нему кувшин вина, в которое подмешал немного успокоительного, решив, что так будет спокойнее всем. Получил у Арнольда, который был в их компании кассиром, а так же сейфом, два фунта серебром на карманные расходы и направился в порт, чтобы договориться о корабле до предместий Дун Сента, а по дороге заглянуть в ремесленный квартал к механистам, посмотреть свежие обновления для имплантов.
В ремесленный квартал можно было попасть двумя путями: в обход через торговый квартал, или же напрямую, через западные ворота. Но тогда пришлось бы пройти перед воротами донжона, в котором располагалась оружейная и караульные помещения, мимо которых Дагласу, по ряду причин, ходить не хотелось. Но толкаться на битком набитом рынке ему хотелось ещё меньше, и он пошёл через западные ворота, уповая на удачу.
Удача ему не сопутствовала.
- Эй, Маклауд! - окликнул его прогуливающийся у ворот офицер в бригандине* и высоком норманнском шлеме с брамицей. - Это ты?
- Привет, Лесли, - обречённо сказал Даглас. - Это я.
С Лесли был связан один не очень приятный эпизод из прошлого Дагласа. Тот подсмотрел, как Даглас целуется с похищенной пиратами, найденной им и возвращённой домой кузиной тана, и тут же на него донёс. Никаких доказательств,  кроме его "честного слова" не было, так что скандала не получилось: тан просто заплатил на несколько фунтов меньше.
После этого Даглас напился в таверне и прилюдно поклялся отрезать Лесли уши, чтобы тот не совал нос куда не следует. Безусловно, опрометчивое заявление: Лесли был капитаном городской стражи и соглядатаев в городе у него хватало. Утром Даглас сам осознал всю глупость своих слов, и очень надеялся на то, что слухи не дойдут до Лесли. Что ж, слухи дошли.
- Джон, передай этому человеку, расфранчённому словно деревенский щёголь, чтобы он подошёл.
Мужиковатого вида алебардист прокашлялся:
- Сир Лесли велит тебе подойти, незнакомец.
Даглас громко вздохнул и подошёл.
- Спроси у него, Джон, помнит ли он некие разговоры про уши.
- Сир Лесли спрашивает, помнишь ли ты про некие разговоры про некие уши, про нашего сира Лесли?
Стражник запутался и заморгал.
- Ну так передай сиру Лесли, что, как любил говорить мудрец Протопопулос: "За длинный нос в ответе уши".
- Мудрец Пропо... Пропопутуполос, сир, сказал...
- Заткнись, Джон!
- Значит так? - рявкнул он, обращаясь уже непосредственно к Дагласу. - Уши тебе мои понадобились, Маклауд?
- Вот так уже гораздо лучше, - невозмутимо ответил тот. - Мы не в разных городах, чтобы пользоваться услугами вестовых.
- Ты обесчестил кузину тана и теперь смеешь надо мной насмехаться?!
- Лесли, друг мой. Обесчестить - это нечто совершенно другое, уж поверь мне.
- Да я тебя!.. – капитан схватился за рукоять висящего на поясе клейбега**.
- Осторожно! - холодно сказал Даглас. - Ты в этих железяках не проворнее черепахи. Я успею выстрелить трижды, прежде чем ты даже замахнёшься.
- Чёртова парадка! - выругался Лесли. - Всё время заставляют таскать это древнее дерьмо!
- Сочувствую.
- Значит так, Маклауд. Сегодня вечером встречаемся на старом кладбище. Там и поговорим, и про уши и про честь.  Не волнуйся, самострелом пользоваться я тоже обучен. Иначе я повсюду расскажу, что Даглас Маклауд - трус и дерьмо, неспособное отвечать за свои слова!
- Спокойнее, Лесли. Не шуми так. Видишь, ты напугал девушку, идущую из лечебницы. Теперь у неё наверняка случится выкидыш.
- Спокойно, спокойно! - выставил ладони перед собой Даглас, видя, что Лесли снова хватается за меч.
- Договорились, через час после полуночи - на кладбище.
- За час до полуночи!
- Хорошо, в полночь. И патент на дуэль не забудь, мне регистрироваться недосуг.
__________
* Бригандина (бригантина) – доспех из пластин, наклёпанных под суконную или стеганную льняную основу.
** Клейбег – шотландский меч, одноручный вариант клемора.

Ремесленный квартал предстал перед Дагласом во всей своей красе. Прямые широкие улицы, вместо кривых переулков, расползающихся от Старой площади. Столбы с газовыми фонарями, вместо факелов, в бедных, и огней Элма, в богатых, кварталах. Канализационные люки, вместо сточных канав. А также шум, дым, грязь, смрад.
Прямо напротив ворот стояла та самая злополучная таверна "У Лохматого Мишки", возле которой околачивалась местная шпана. Но задирать Дагласа они остереглись, и тот отправился вглубь квартала в поисках гильдии механистов.
К счастью повсюду были новомодные сейчас указатели, так что добрался Даглас до механистов довольно быстро. Здешней лавке, конечно, было далеко до столичной, но иногда всё же попадались занятные вещицы.
- А, Маклауд! - приветствовал Дагласа хозяин лавки, в чьих жилах эльфийской крови было явно больше человеческой.
- Давненько ты не захаживал!
- Всё недосуг было, Чарли. Что новенького?
- Вот: вчера только привезли от одной из горных мануфактур. Штучная работа!
И Чарли выложил на прилавок здоровенный, с лезвием в половину человеческого роста, меч с, почему-то, рукоятью от самострела и спусковым крючком.
- Что это за хрень, Чарли? - только и смог вымолвить Даглас.
- Это называется ганблейд, - самодовольно пояснил тот. - Эффектная штука, правда?
- Да кому только в голову пришло присобачить самострел к громадному ножику? И что, он стреляет?
- Э... Нет.
- Тогда зачем тут самострел?
- Ну, он при выстреле высвобождает какие-то силы, там, энергии...
- Чарли, убери эту дрянь, и больше никогда мне не показывай. Они что, там, в горах у себя, вообще не просыхают, если придумывают такие, как его там, гвинблейды?
- Ганблейд.
- Тем более. Скажи им, пусть больше таких не делают. Да и на этот вряд ли найдётся покупатель. Если только уж совсем конченый придурок! Тебя надули, Чарли! Сколько ты за него отдал?
- Ну, вообще-то я его выиграл в кости у Кона.
- И какой была ставка?
- Фунт.
- Эта хреновина и шиллинга не стоит. Ты мог стрясти с Кона больше.
- Больше было некуда, - ухмыльнулся Чарли. - Это последнее, что у него было с собой, кроме одежды. Не раздевать же его догола было? Мы всё же не голытьба какая, а солидные предприниматели.
- Ох, Чарли, ну ты и пройдоха! Но всё же ты меня давно знаешь. Поэтому прекращай впаривать всякую ерунду. Займёмся делом.
- Извини, привычка.
- Ганблейд! - Даглас фыркнул. - Ладно. Для начала мне нужны серебряные пули, дюжины три. И дюжину разрывных добавь. Тыловые датчики движения на механического коня модели С-850 есть?
- У тебя С-850? Красиво жить не запретишь! Извини, но датчики есть только на восьмисотую серию. С-850 - не серийная модель. Ищи в столице, да и там, только если повезёт.
- Ну, за спрос деньги не берут. Что-нибудь действительно полезное можешь предложить?
Чарли ушёл на склад и через минуту вернулся с арбалетом, рядом со спусковым крючком которого громоздилось что-то вроде конического бочонка с болтами* по периметру.
- Это ещё что?
- Арбалет-самострел. Работает на пыльце пикси. Барабанный магазин на 50 болтов. Скорострельность 80 болтов в минуту.
- Ну-ка, дай посмотреть.
Даглас взял арбалет и несколько раз вскинул его, прицеливаясь.
- Тяжелый, - сказал он. - Наверное, целый стоун весит.
- Восемнадцать фунтов, - вздохнул лавочник. - Меньше пока никак не получается. Зато какая скорострельность! Унции пыльцы на два магазина хватает. Если что, у меня её полно.
- Спасибо, Чарли. Я с целой армией воевать пока не собираюсь. Но, попридержи его. Возможно я скоро разбогатею, и тогда... Сколько ты за него хочешь?
- Десять марок. Для тебя, по старой дружбе, пять фунтов.
- Однако!
- Он того стоит, Маклауд.
- Видно будет. Я этих денег пока не заработал. Покажи мне пока, что у тебя по стволам? Наверняка что-то новое появилось?
- Кох? Риордаин? Макларен?
- Риордаин.
Лавочник подвёл Дагласа к большой, полной стволов, витрине, и тот принялся их рассматривать, подбрасывать на ладони и дуть в них.
- Вот, - наконец сказал он. - Заменишь эти два на эти два. Так, я думаю, баланс будет лучше. Сколько с меня всего?
- Сейчас посчитаем: три дюжины серебряных по 6 пенни, дюжина разрывных по одному, два ствола номер шесть. Плюс замена, минус стоимость твоих...  С тебя две марки.
- Проклятье, Чарли! Я тебе оставляю два очень хороших ствола, не хуже твоих! 25 шиллингов.
- Только ради тебя, Маклауд. Расплачиваться будешь как обычно, ирониумом?
- Чарли, сколько раз я тебе говорил? Ни слова вслух о наших делах.
- Да мы тут одни. А на людях я не болтаю, мне что, в яму не терпится?
Даглас достал из-за пазухи небольшой кожаный мешочек и добавил к нему несколько серебряных монет.
- Зайди через часик, - сказал Чарли, пряча мешочек в громоздкий стальной сейф, а монеты в ящик стола. - Получишь свой самострел обновлённым. И подумай хорошенько насчёт АПС!
- Насчёт чего?
- Арбалет Пикси Скорострельный, - гордо заявил Чарли, поглаживая приклад арбалета. Я так решил его назвать.
Даглас покачал головой и вышел из лавки. Уже на улице он вспомнил, что зашёл только лишь посмотреть свежие прошивки для имплантов.
__________
* Болт, здесь, - стрела для арбалета.

Портовый квартал выглядел так же, как и любой другой портовый квартал любого другого города: грязный, шумный, суетливый, воняющий рыбой, пахнущий смолой и свежими досками.
Дагласу два раза чуть не отдавили ногу прущие напролом грузчики. Его куртку поцарапала молодая чупакабра, сидящая в клетке, мимо которой он проходил. Он едва увернулся от раскачивающегося на канате механического коня, которого растяпы-матросы никак не могли поднять на палубу. И трижды ему пришлось уворачиваться от помоев, выплёскиваемых из верхних окон домов и из-за бортов кораблей.
Преодолев все эти препятствия, Даглас всё же сумел добрался до портовой таверны "У трёх пескарей". Моряки, ожидающие отплытия, проводили время как обычно: пили, дрались, играли в кости и орали песни. Даглас на ходу поймал за шиворот и усадил на стул споткнувшегося пьянчужку; галантно отказался от услуг пьяной портовой шлюхи; увернулся от пролетающего стула, и прошёл в дальнюю комнату, где собирались капитаны, шкиперы, рулевые, а так же ищущие работу матросы и головорезы. Двое, судя по всему, как раз проходили испытания, борясь друг с другом на руках.
Оба - здоровяки с бычьими шеями. Рубахи так и трещали по швам, когда один наваливался на руку другого. Боролись по-армейски: запрещалось вставать с табурета, а также хвататься свободной рукой за стол. Зато разрешалось всячески оскорблять противника, чтобы вывести его из равновесия. Эти оскорбления не считались настоящими, пока шла борьба, так что за них не спрашивали ответа по окончании поединка. Вокруг собрались все присутствующие в комнате, ловя потеху.
- Надо было мне с Лестером на руках бороться, когда я это говорил, - вздохнул про себя Даглас.
Вот один детина напрягся, пытаясь уложить руку соперника, покраснел и внезапно громко и протяжно пустил ветры. Все расхохотались, включая противника, рука которого немедленно оказалась на столе.
- А ты хитрец, Скотти! - воскликнул один, судя по подзорной трубе механистов на поясе, капитан. - Ты принят на борт! Ангус, прости.
- Теперь тебя следует называть Скотти Счастливый Ветер! - крикнул один из зрителей.
- Скотти Громобой! - подхватил другой.
Даглас уселся за стол, заказал служанке пива и поманил стоящего в уголке мальчугана.
- Вот тебе фартинг, - сказал он. - Пойди к капитанам и скажи, что этот господин, то есть я, ищет корабль до предместий Дун Сента. Если кто-нибудь из них заинтересуется, скажешь мне. Получишь ещё фартинг. Всё понял?
- Всё, господин Маклауд. А Вы, правда, Лестеру уши отрежете? И правильно! Он уже всем надоел!
И парнишка убежал.
Даглас скорбно вздохнул. Похоже, лишь глухой в городе не знал о его с Лесли делах. Принесли пиво, и он прильнул к кружке.
Вскоре парнишка вернулся и кивнул в сторону стола, стоящего у единственного в комнате окна, где сидел работодатель Скотти Громобоя. Тот оказался владельцем небольшой баржи, регулярно ходящей между Струйлэ и Дун Эйдейном. Он отплывал завтра с утренним отливом, и хотел задаток в два шиллинга. Всё это более чем устраивало Дагласа, он расплатился и вышел, намереваясь отправиться обратно через рынок. Отчасти, чтобы вновь не встречаться с Лесли и не провоцировать совершенно не нужную ему драку, отчасти чтобы купить что-нибудь Принцессе за хорошее поведение.
Поминутно уворачиваясь и перепрыгивая через зловонные лужи и неожиданные препятствия, Даглас дошёл до портовых ворот и слился с пёстрой рыночной толпой.
Торговали в Струйлэ без столичного размаха, да и ассортимент был пожиже. В первую очередь - конечно самогон. Добрая четверть рынка была отдана торговцам спиртным. Торговали в основном большими партиями, и особой толчеи в этих рядах не было, так что Даглас увидел тут знакомых самогонщиков из Подлипок. Оба уже продали товар и, судя по разговорам, собирались в ближайшую корчму, обмыть удачную сделку местным пивом.
Также тут торговали шкурами и мехами, ягодами и грибами - всем тем, что давали леса Долины. Импорт состоял в основном из ярких, тонкого сукна тканей, готовой одежды и обуви, оружия и предметов роскоши.
И рыба. Естественно здесь была рыба, провонявшая собой половину рынка.
Даглас полюбовался немного на труппу бродячих артистов, разыгрывающих комедию из жизни императорского двора. Сюжет был несколько фривольным и касался кое-каких особенностей личной жизни Императора. Точнее его не способностей. За подобное представление в столице их ждала бы яма, а затем хорошая порка. Здесь же им аплодировали и со смехом бросали серебро в большой котелок.
Даглас тоже бросил полпенни. Артистка, играющая роль императорской любовницы, напомнила ему Арлин, дочку тана Локхарта. Арлин... Кроме того он, как сын своего народа, не испытывал особой симпатии к Императору.
Вспомнив про Арлин, Даглас вспомнил и про Принцессу, и отправился разыскивать ювелирную лавку.

Золото Серых Гор. Глава пятая.

5. Вниз по Самогонке.

Проблемы начались с утра. И начались они с Капитана, который оказался здоровым мрачным детиной с окладистой бородой и пропитым голосом. На примерного семьянина он никак не тянул, зато оказался изрядным торгашом.
Во-первых, оказалось, что дальше Струйлэ он не ходит, и не пойдёт ни за какие деньги, так как опасается пиратов, которых,  по его словам, в заливе гораздо больше, чем порядочных торговцев. Во-вторых, потребовал за свои услуги полтора шиллинга.
Даглас спорил и настаивал на десяти пенни. Арнольд иногда вставлял ехидные словечки, на которые Капитан не обращал никакого внимания, показывая, что тоже не лыком шит. Или же ему было попросту наплевать на говорящего коня, если светил хороший барыш.
Только Принцесса, плохо спавшая всю ночь от вчерашних ужасов, теперь мирно дремала у Дагласа на груди.
- Ладно, подавись! – наконец раздражённо сказал Даглас. - Даю шиллинг, и ни пенни больше!
И сделал движение, словно собрался развернуть коня. Капитан внезапно вздрогнул и уставился перед собой остекленевшими глазами.
- Тридцать пять, - сказал он странным, механическим голосом.
- Тридцать пять  - что? Тридцать пять фартингов?
- Тридцать пять…
Даглас покачал головой.
- Что ж, идёт.
- Тридцать пять. Удачного полета, человек.
- Что? - изумился Даглас. - Эй, приятель, да ты никак сбрендил от жадности?
Капитан встрепенулся и непонимающе уставился на Дагласа.
- Чего?
- Я говорю - 35 фартингов.
- А?.. Да. Хорошо…
- Отлично! Наконец! Когда отплываем?
- В полдень.
Капитан потряс головой и зашагал в сторону причала.

- Арнольд, признавайся, это ты? - спросил Даглас по дороге к постоялому двору.
- Иначе мы бы целый день проторчали тут, торгуясь.
- А про какой полёт он говорил?
- Так, не обращай внимания. Постэффект заклинания.
-  Постэффект… Ты всё же особо не высовывайся. Сам же говорил…
- Не переживай. Мне самому в первую очередь лишний раз "светиться" нет резона. Всё под контролем.
- Тихо, Арни. К нам кто-то идёт.
К ним действительно стремительно шагал навстречу всё тот же злосчастный трактирщик.
- Господин Маклауд, господин Маклауд! - задыхался он. С его пухленькой конституцией так быстро двигаться было действительно нелегко.
- Ну что там у вас ещё?
- Эти вурдалаки, которых вы ночью постреляли... Они шевелятся!
- Как шевелятся?
Трактирщик всплеснул руками и, что-то мыча, затыкал пальцем в сторону высокой раскидистой липы.
- Странно, - сказал Данкан, подъезжая к ней. - Я же их так качественно убил.
Под липой действительно бродили трое разбойников из "эскорта" Принцессы, что-то мыча себе под нос. Кажется - "brains"*. Синева с их физиономий ушла, уступив место бурой зелени. Прежней прыти покойники уже не проявляли, двигались они медленно и неуверенно, словно во сне. Тут же, возле свежевыкопанной ямы, валялись шапки и заступы - свидетельства поспешного бегства незадачливых могильщиков.
- Вот теперь - классические зомби, - довольно сказал Арнольд.
- Да что за зомби-то?
- Эти вот милашки, которых ты видишь перед собой. Ожившие мертвецы. Абсолютно безмозглые и практически неуязвимые. Некроманты, да и некоторые маги, используют таких для создания штурмовых отрядов, если им бойцов не хватает.
- Но я же убил их!
- Ты убил вурдалаков. Но это были не обычные заколдованные мертвецы. Их заколдовали ещё при жизни, так что после своей окончательной смерти они стали зомби. Вот и всё.
- Ты говоришь – неуязвимые? И что прикажешь с ними делать?
- Ну, неуязвимые против людского оружия, если только на кусочки их не изрубить, а после сжечь. Но против моего огненного дыхания им не устоять.
Арнольд подошёл ближе к бестолково слоняющимся зомби. Те тут же остановились, протянули к ним руки и заковыляли вперёд походкой паралитиков. И они действительно мычали: "brains".
Арнольд пару минут любовался этим жалким зрелищем, затем трижды фыркнул огнём, и пепел зомби подхватил ветер.
______________
* Вrains - мозги (англ.).

Отплыли, как и планировалось, в полдень. Тут-то Даглас и понял, почему "нет корабля" - у Капитана был плоскодонный пикар*. Видимо Самогонка - река настолько мелкая, что крупные суда по ней действительно не ходили.
Кроме них на пикаре оказались: угрюмый траппер с партией шкур, два самогонщика с дюжиной больших бочонков и женовидный субъект в модном столичном костюме.
- Не иначе, как столичный бард, о котором Полпинты рассказывал, - шепнул Арнольду Даглас. - Будет потеха.
Команду составляли Капитан, его первый помощник со странным прозвищем Карамболь и четыре матроса, они же гребцы.
Путешествие, однако, вышло крайне скучным. Столичный бард сразу же отправился на корму, и весь день таращился оттуда вдаль, время от времени делая какие-то записи в тетради. Так что компаньонам не удалось познакомиться с полным ассортиментом поэтических творений любителя дохлых лошадей.
Даглас оставил спящую Принцессу на Арнольда, а сам присоединился к пьянствующим и играющим в кости самогонщикам. Судя по вскоре начавшим доноситься оттуда выкрикам, ему везло в игре, или же он, как обычно, жульничал. Матросы, которым делать было нечего - пикар шёл по течению - наблюдали за игрой.
Принцесса проснулась, немного поела, и теперь приставала к Арнольду.
- Арнольд, а ты, правда, демон?
- С чего ты взяла?
- Кони механистов не умеют разговаривать.
- А я вот умею.
- Значит ты - демон.
- Предположим. И что с того?
- Ничего. Просто - здорово. Я ещё никогда с демонами не разговаривала.
- Откуда ты знаешь? У тебя же память отшибло.
Принцесса пожала плечами.
- Не знаю. Иногда я что-то вспоминаю. Помню большой дом в городе. Тоже большом. Люди в красивой одежде. Вино, веселье... Арнольд, мне опять хочется спать! Почему мне всё время хочется спать? Это так скучно!
- Похитители поили тебя каким-то зельем, пока везли. Это скоро пройдёт. Поспи, иногда воспоминания возвращаются и во сне.
Принцесса не стала спорить, поудобнее устроилась на любезно предоставленных траппером тюках со шкурами, и уснула.
Вскоре вернулся Даглас, навеселе, и в хорошем настроении.
- Два гроута, не считая мелочи, - сказал он. - Этих лопухов можно было бы и без штанов домой отправить, но нам ещё до утра вместе плыть. Кроме того…
- Девица кое-что начинает вспоминать, - прервал его Арнольд.
- Да? - Даглас на минуту перестал пошатываться.  - Интересно. И что же она вспомнила?
- Похоже, ты был прав насчёт её происхождения: большой город, большой дом, танцы и веселье, люди в дорогих одеждах. Похоже на дворец.
- Ха! У меня глаз намётан. Если мы сделаем всё правильно, нас ждёт хороший куш, дружище!
- Не забывай про некроманта.
- Пока он хватится...
- Мы не знаем, куда вурдалаки-разбойники везли девицу. Возможно, их ждали где-то неподалёку. Пропажи могут хватиться в любой момент.
- Не думаю, что нас отследят раньше Дун Сента. А если к девушке вернётся память раньше, нам и в Дун Сент не надо.
- А если нет?
- Значит, отвезём девушку к друидам, а потом можем уйти болотами на Бат Кейт, а оттуда направиться в Дун Эйдейн. Или, если всё будет тихо, поплывём дальше.
- Ты уже два раза назвал её "девушкой", - заметил Арнольд.
- Что?
- Ты два раза подряд назвал Принцессу "девушкой". До этого она была у тебя исключительно "девицей".
- Иди к дьяволу, Арни! Я спать.
- Ага, вот всё брошу и пойду. Он меня прямо-таки заждался!
Даглас застонал и уткнулся лицом в котомку.
________
*Пикар – небольшое (10-40 т.) одномачтовое беспалубное судно.

Посреди ночи Даглас резко проснулся и открыл глаза. Чувства вампира потревожили его сон, и Даглас ухмыльнулся, демонстрируя солидного размера клыки. Рядом мирно посапывала спящая Принцесса.
Капитан, каким бы жмотом и торгашом он ни был, на оснастку корабля не скупился. На мачте, на носу и на корме светили голубоватым светом эльфийские фонарики, которые все обычно называли "огни Элма". Недешёвое удовольствие, зато ни обо что в темноте не споткнёшься.
Даглас приподнялся на локте...
И тут с кормы послышался дикий визг. Даглас выхватил самострел и метнулся туда. Грянули выстрелы.
Когда все, включая испуганного и растерянного рулевого и хмурого капитана, собрались вокруг места происшествия, Даглас уже переговаривался с Арнольдом.
- Проклятье, как я мог забыть? Их же было семеро! Спали его. Башку ему я отстрелил, но сам видишь: теперь он пытается её подобрать.
- Правильно, должен же он видеть, куда идёт. А с сожжением немного погодим.
- Что здесь происходит! - рявкнул Капитан.
- В-вот, - пролепетал рулевой. - Выползло из воды, и напало на ентого господина.
- Это вурдалак, - сказал Даглас, не вдаваясь в подробности появления и происхождения нежити. - Прежде, чем я его отогнал, он напал на господина... барда, я полагаю?
Господин бард елозил по палубе, тихо подвывая и держась рукой за наполовину откушенное ухо.
- Эта тварь не мёртвая, - ткнул пальцем в сторону зомби, шарящего руками по доскам днища в поисках головы, траппер.
- Она мёртвая. Но живая. Пока живая, - авторитетно объяснил Даглас. - Ладно, Арни, сожги эту пакость!
Конь полыхнул огнём, и зомби исчез без следа. Некоторые доски обшивки слегка обуглились.
- Эй, осторожней! - крикнул Капитан. - Нам ещё пожара тут не хватало!
- Все в порядке, Капитан, - успокоил Даглас. - Это единственный способ отправить тварь в небытие.
Капитан, что-то ворча, принялся перебинтовывать руку поскуливающего барда. Проснувшаяся от выстрелов Принцесса, по своему обыкновению, охала и ахала. Матросы вполголоса ругались. Траппер бормотал какие-то молитвы.
- Его надо сжечь, - тихо сказал Дагласу Арнольд.
- В смысле?
- Бард тоже скоро станет зомби.
- Это почему ещё?
- Потому что его  укусил зомби. Что непонятного?
- Ну, укусил. И что?
- Если зомби кого-нибудь укусит, тот сам станет зомби.
- Да ладно!
- А ты думаешь, почему по-настоящему сильные маги так любят зомби, не смотря на крайнюю сложность заклинаний и ритуалов? Натравишь одного такого на вражеский разъезд, вот тебе и небольшой отряд. И - понеслось. Целые армии так в зомби превращали.
Даглас задумчиво потёр подбородок.
- Так почему их не тысячи кругом?
- Зомби существуют крайне недолго: три-четыре дня, не больше. Достаточно их локализовать, и они все сами передохнут. То есть вырубятся. Поэтому применяли их исключительно в пустынных местностях, и всегда сперва договаривались с кем-нибудь из наших. На предмет соблюдения техники безопасности.
- Оттуда ты про них и знаешь?
- Именно.
- Значит нужно его уничтожить?..
- Иначе он тут всех перекусает.
- Проклятье! Мы не можем так просто вот взять и спалить этого хлыща. Никаких доказательств у меня нет, а тебе лучше помалкивать. Эти люди решат, что мы прикончили его просто так. Будет много шума.
Бард перестал скулить, резко выпрямился и протянул руку к Дагласу.
- Книгу... Сохраните книгу! - простонал он.
- О если бы вернуть былые времена!
Да! Кончен человек! Им сыграны все роли!
Но, идолов разбив при свете дня и воли,
Отвергнув всех богов, он оживет опять...
Бард забился в корчах, и рухнул ничком.
- Кажись он, того-этого, двинулся мальца, - сказал один самогонщик.
- Да он, кажись, помер! - добавил другой.
- Все, отойдите от него! - крикнул Даглас, вытаскивая самострел. - Он опасен!
- Так он же мёртвый совсем, - тихо сказал парнишка-рулевой.
Но все на всякий случай отошли Дагласу за спину.
- Мёртвый, да не совсем. Занимайтесь своими делами, я за ним прослежу.
- Так мальцу к рулю надо, - прогудел Капитан.
- Арни, оттащи его.
- Кажется, он и сам вполне справляется, - тихо, чтобы никто больше не услышал, ответил тот.
- Надо же, какой мощный токсин!
Бард неожиданно зашевелился, встал на карачки и обвёл всех присутствующих мутным взглядом. Остановил его на позеленевшем от ужаса траппере, выпрямился и протянул вперёд руки.
- Вrains! - затянул он старую песню.
- Арни, прошу тебя, - сказал Даглас.
Короткая вспышка синего огня, и на месте барда осталась лишь кучка сероватого пепла.
- Всё, опасность миновала! - закричал Даглас, подражая городским патрульным. - Расходимся, здесь нет ничего интересного! Расходимся!
- Бард упоминал какую-то книгу, которую непременно нужно сохранить, - вполголоса сказал Арнольд, когда все разошлись, и они остались втроём. - Может быть что-то ценное?
- Ага, Гримуар Чёрная Курочка! Я догадываюсь, что это за книга.
Даглас залез в котомку поэта, достал оттуда приличной толщины том в кожаном переплёте и немного полистал.
- Стихи, дружище. Это сборник его стихов. А что ты ждал от барда?
Даглас остановился на каком-то стихотворении, немного почитал, а затем, с гримасой отвращения, вышвырнул том за борт.
- Что, стих про лошадку? - ухмыляясь, спросил Арнольд.
- Про собачку. И он ещё гаже!